Реальные цифры. Средний возраст автомобилей наших зрителей 17,6 лет

В

италий Млечин: Ну а сейчас настал момент, которого ждали все автолюбители – наша рубрика «Реальные цифры».

На этой неделе мы хотели узнать, на каких машинах вы ездите. Дело в том, что с начала года цены на новые автомобили выросли в среднем на 10%. Но тут сразу оговоримся, что это официальная статистика. О реальной ситуации в автосалонах поговорим чуть позже.

Из моделей наибольший рост показали очень дорогие машины премиум-класса: Genesis GV80 (на 21%) и Audi Q8 (21%). Но подорожание коснулось и считающихся вполне народными: Škoda Octavia (+13%), LADA Granta (+12,2%) и Nissan Qashqai (11,8% подорожание).

Ксения Сакурова: И вот теперь итоги нашего опроса. Большинство наших зрителей ездят – мы удивились – на иномарках, почти 70%. Но производит впечатление не это, а средний возраст машин. Судя по вашим сообщениям, он составляет семнадцать с половиной лет! При этом есть и настоящие раритеты.

Виталий Млечин: Да, совершенно верно. Томская область: «ВАЗ-21011 с июня 1979 года. Подарок папы. А мне 63», – пишет наш зритель.

Татарстан: «ЗАЗ-968 1963 года выпуска».

Ну и радует чувство юмора наших зрителей. Башкирия: «В 2002 году купил ГАЗ-69 1964 года. Расходы на ремонт минимальные, под скоростные штрафы не попадаю».

Ксения Сакурова: Среди тех, кто выбрал машины российского производства, самая популярная модель – LADA Granta. Но надо сказать, что не все ею довольны, хоть и ездят. К примеру, не повезло водителю из Самары: «Еще кредит не выплатил за LADA Granta, а сцепление меняем уже третий раз».

Виталий Млечин: Ну, гораздо большей любовью пользуется «Нива». Вот из Коми сообщение: «2002 года «Нива». Цены нет! Лезет, пока не сядешь на «брюхо». Ну, о том, что «Нива» везде проедет, известно многим.

Ну и на третьем месте – классика, вазовская «шестерка». Костромская область: «ВАЗ-2106, 32 года, езжу каждый день».

Ну, тут откроем небольшой секрет. Ксения, я знаю, что ты тоже ездила на «шестерке».

Ксения Сакурова: Было время. Ну, сейчас не обо мне, а давайте все-таки к нашему опросу. Далее по популярности LADA Kalina, LADA Vesta и… «Ока», тоже еще бегает по нашим дорогам.

Виталий Млечин: Разумеется. А что бы ей не бегать? Что касается автомобилей зарубежного производства, то шире всего представлены автомобили семейства Toyota, судя по нашему опросу, на российских дорогах можно встретить более пяти десятков моделей этой марки, но популярнее всего RAV4.

Сообщение из Югры: «Toyota RAV4, 98-й год, трехдверка, уже девять лет владею. Наверное, самая лучшая».

Ксения Сакурова: На втором месте Nissan – внедорожник X-Trail. Архангельская область, Коряжма, написал нам зритель: «Nissan X-Trail, 2005 год. Великолепно! Хотя и с небольшими ремонтами».

Виталий Млечин: Ну, далее по убыванию – Volkswagen Polo, Ford Focus и Renault Logan.

Давайте поговорим, на чем мы ездим и почему. Если вы до этого нам не написали, то еще есть шанс это сделать прямо сейчас. 5445 – бесплатный номер для ваших SMS-сообщений. Ну и позвоните нам в эфир: 8-800-222-00-14, это тоже бесплатно. С удовольствием мы побеседуем о том, на чем вы предпочитаете передвигаться.

Наш гость – в нашей студии сегодня Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза, член Общественного совета ГУВД Москвы. Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Антон Шапарин: Приветствую вас.

Виталий Млечин: Вот интересные такие результаты получились – 70% у нас ездят на иномарках, но старых.

Антон Шапарин: Я могу рассказать, почему так происходит. Судя по всему, ваша аудитория во многом находится за Уралом, потому что там средний автомобиль – это не отечественная LADA, как в среднем по России. Средняя российская машина – четырнадцатилетняя LADA. Соответственно, за Уралом это гораздо более возрастная, 20+, и «японка».

Виталий Млечин: Праворульная.

Антон Шапарин: Да. Поэтому у вас пять десятков разных вариаций Toyota. Ваша аудитория за Уралом, мы это видим, во-первых. А если бы она была больше в европейской части России, то, конечно, это были бы машины отечественного производства.

Ксения Сакурова: Кстати, в подтверждение буквально сейчас сообщение из Хабаровского края: «Третий день метель, дороги не чистят. Наши праворукие «японки» ездят без проблем».

Антон Шапарин: Да. Собственно, вариантов-то особых нет на Дальнем Востоке, потому что сборочных заводов там нет, «АвтоВАЗ» находится в Тольятти, все остальные компании тоже, Volkswagen в Калуге и так далее.

Ну, ключевой метод. Дальше мы смотрим на перечень моделей – и что мы видим? RAV4, X-Trail – это автомобили, которые были ультрапопулярные на пике российского авторынка, когда мы стремились стать третьим авторынком по объему в Европе, когда у нас покупалось много новых автомобилей. Это 2010–2012 годы. Соответственно, тогда же покупались те самые Polo и Logan, которые попадают в наш список.

А потом у нас начинает стареть снова автопарк, авторынок скукоживается, как шагреневая кожа, количество моделей на рынке становится все меньше, количество продаж становится все меньше на фоне ухудшения экономической ситуации в стране.

Виталий Млечин: Ну, это с одной стороны. С другой стороны, первый звонок нам сейчас в студию из Смоленска. Это самый что ни на есть запад нашей стране.

Антон Шапарин: Русь, да.

Виталий Млечин: Олег, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Олег, здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Хочу сказать, что первая машина у меня была «копейка» 71-го года. Я брал с третьих рук, претензий к ней не было. Я ехал до Москвы и обратно. Масла она вообще не брала. Вообще! Хотя там было три спидометра. А вторая у меня – 2107, которой 30 лет. Я на ней себе фазенду построил. Меняю только аккумуляторы. Я даже выхлопную еще до сих пор не поменял.

Виталий Млечин: Фантастика! Это огромное достижение.

Зритель: Вот такое количество машин было у меня. И менять я не собираюсь, потому что я вижу современные машины LADA, у которых гниют и арки, и капот, потому что она, видно, покрашена прямо по живому.

Виталий Млечин: А отсутствие какой бы то ни было безопасности вас не смущает?

Зритель: Вы знаете, я больше 30 лет за рулем. Наша безопасность меня не смущает, потому что надо правильно ездить и выбирать дистанцию.

Виталий Млечин: Да, это абсолютно точно. Спасибо большое.

Антон Шапарин: Это, кстати, интересная история. Я тоже периодически езжу на очень старой машине, старое американское «ведро», огромное. И когда ты садишься за старую машину, ты понимаешь, что никакой электроники нет, нет ни подушки безопасности, ничего. И ты начинаешь ездить не просто аккуратно, а очень аккуратно. Но это если ты задумываешься о собственной безопасности. К сожалению глубокому, очень немногие это делают.

Мы же, наверное, одна из очень немногих стран в мире, где совершенно официально продаются заглушки для ремней безопасности, где ходят анекдоты: «Лучше вылететь, как орел, через стекло, чем сидеть на привязи». Это ужасающая статистика! У нас президент говорит, что у нас на дорогах умирает каждый год по целому городу. Потому и умирают – потому что мы едем на старых машинах без какой-либо активной или пассивной безопасности.

К глубокому сожалению, мы всегда можем думать о том, что я 30 лет за рулем, у меня огромный стаж. Но человек, который вчера вышел из автошколы, где ему ничему не научили, кроме как сдать экзамен (и то плохо, потому что у нас экзамены сдают не с первого раза все), он не разбирает, кто перед ним – бабушка, переходящая дорогу, человек, имеющий 40 лет стажа, и так далее. Он в него врезается и все.

Виталий Млечин: Да, на дорогах есть еще и другие участники движения.

Антон Шапарин: Да. Если бы вопрос решался только исключительно соблюдением дистанции, то тогда, может быть, я и согласился бы с нашим уважаемым зрителем. Но, к глубокому сожалению, парк нужно обновлять. Нельзя ездить на машинах… Когда там у нас разрабатывалась по технологиям «семерка»? В конце 60-х – в начале 70-х годов? Она же у нас близкая родственница еще Fiat итальянского, который перекочевал на нашу почву как «копейка» и был здесь ухудшен нашими специалистами.

Точно так же можно поспорить по поводу качества современных автомобилей. Да, то, что «семерка» из Смоленска еще не разложилась на сахар и липовый мед, как Ленин, – это большой вопрос, почему это произошло. Наверное, потому что…

Виталий Млечин: Видимо, ухаживали за ней очень хорошо.

Антон Шапарин: Да, да. Может быть, там свечки ставят или еще что-то. Это чудо!

Ксения Сакурова: Нет, мы же не знаем, как люди ездят.

Антон Шапарин: Нет, вопрос в том, что это чудо. Понимаете, там нет никакого особого антикоррозийного покрытия. Оно разлагается, как только на него попадает соль. Хорошо, что в Смоленске на соль нет денег. Это многое решает, да? Вот моя старая машина почему дожила до наших дней и не разложилась точно так же? Потому что она жила в благодатном Ставропольском крае. Там, конечно, местами ее испортили, исходя из местных специфических вкусов, но зато она не разложилась. Но если я сейчас в Москве буду на ней ездить, то к следующему маю у меня останется только рама и руль.

Виталий Млечин: У вас хотя бы рама есть. У многих машин и этого нет.

Ксения Сакурова: Москва и Московская область: «Копейке» 38 лет, – присоединяются любители классических машин, – а мне 35. Наследство от деда. Бегает не хуже иномарок». Я не знаю, как человек сравнивал.

Антон Шапарин: Понимаете, если вы всю жизнь ели только квашеную капусту и потом внезапно выяснили, что есть и другие блюда, то вы будете шокированы. Но до того момента, пока вы не попробовали иное, квашеная капуста кажется вам вершиной мира. Вот здесь с российским автопромом, к глубокому сожалению, часто то же самое.

Виталий Млечин: Давайте послушаем Нину из Твери. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать по поводу автомашины Audi 80.

Виталий Млечин: Давайте.

Зритель: Она у нас 31 год.

Виталий Млечин: Фантастика!

Зритель: Кузов оцинкованный, ни ржавчинки. Муж меняет только ходовую, мелкий ремонт. А так машина отличная. Я уже 40 лет за рулем. А начинала с «пятерки», с «Жигулей» своих, своих. Но потом купили иномарку, с тех пор мы ездим на иномарке, радуемся. Мы два пенсионера, она нам очень нравится.

Ксения Сакурова: Да, спасибо большое.

Виталий Млечин: Здорово! Спасибо большое.

Ксения Сакурова: Кстати, много от кого я слышала как раз про Audi 80 много хорошего.

Виталий Млечин: Да, Audi 80 – легендарный автомобиль.

Антон Шапарин: Да, так называемая «бочка». Старая машина.

Ксения Сакурова: Да-да-да. У моей мамы была такая машина, тоже очень долго в нашей семье была.

Антон Шапарин: Понимаете, в чем дело? Опять же из личного опыта. Мы с товарищем на этом моем старом рыдване решили проехать весь Юг России. И здесь ты едешь – и здесь все вокруг вот так тебя провожают взглядом в ужасе, с большим пальцем вверх, типа: «Что за динозавр тут ездит?» А ты просто на старой машине. И никакого вообще интереса нет. Потому что ты едешь по Пятигорску, а кто-то едет на крашеной валиком 21-й «Волге». И ты понимаешь, что он едет не потому, что это классно, ретро, весело и так далее, а потому, что другой машины нет.

Виталий Млечин: А вот из Волгоградской области только что нам написали как по заказу: «У меня была 21-я «Волга», после нее ничего не хочу. Иномарки безликие, духа нет».

Антон Шапарин: Нет, насчет «духа нет» – безусловно.

Ксения Сакурова: Русского.

Антон Шапарин: Плюс, понимаете, часто русскому человеку нравится пострадать. У нас вся литература на этом построена, например. 21-я «Волга» удовольствия на ходу не доставляет. Когда я первый раз сел на машину вот тех лет, 50–60-х, я понял, что такое боль. А здесь ты это дело превозмогаешь каждый день. Может быть, таких людей пускают в рай без очереди, не знаю.

Ксения Сакурова: Подождите! Не любят наши люди страдать. Татарстан, сообщение: «Kalina, 13 лет. Всем доволен. Одна беда – хамят, за человека не считают».

Виталий Млечин: Да. Хамство на дороге – это печальная история.

Антон Шапарин: Но это опять же следствие наших каких-то стереотипов. Вот если мы дальше будем погружаться в тот список, который вам зрители присылали: Volkswagen Polo, Renault Logan, «пятерки», «семерки» – это все седаны.

Виталий Млечин: Да.

Антон Шапарин: И если вы вдруг посмотрите на парк в Евросоюзе, то вы увидите там две доминирующих группы. Парк тоже может быть старым, как в какой-то Греции: ты тыкаешь пальцем, а оно рассыпается. Это действительно так. Но это будут универсалы и хетчбэки, потому что это гораздо комфортнее и удобнее.

Виталий Млечин: Это практичнее.

Антон Шапарин: А если вы приедете в какую-то страну условного третьего мира, типа Марокко, например, то вы снова увидите седаны. Это удивительное рядом. Потому что в странах, где машина долгое время была прерогативой начальника, а начальник ездил на седане, есть стереотип о том, что тоже нужно купить седан.

Ксения Сакурова: Друзья, в Европе очень много очень-очень маленьких машин.

Антон Шапарин: Да, безусловно.

Ксения Сакурова: Там же проблема с парковками.

Антон Шапарин: И не только проблема с парковками. В Европе хорошо умеют считать деньги. А мы здесь, к сожалению, часто не отличаемся подобной скрупулезностью в расходах. Если вдруг посчитать, сколько в расходах эта Audi 80, например, стоит, то она будет стоить достаточно заметных денег, потому что любая старая машина сыплется. Вот нам зритель говорил о том, что муж что-то меняет по ходовой. Ну конечно, он будет менять. Это просто необходимость. Ресурс имеет все.

Ксения Сакурова: Я не могу не прочитать это сообщение. Кировская область: «Автомобиль «Ока», 20+, – видимо, лет. И дальше: – Зверь! Ласточка! Лес, река и так далее. Отличный аппарат! Водитель, 47 лет стажа. Вот такие машины нужно делать».

Антон Шапарин: Ну смотрите. Во-первых, разбираем сообщение. Во-первых, ласточка – тоже зверь. Это очевидная вещь. Это во-первых.

Во-вторых, я недавно, буквально сегодня утром (вероятно, сегодня день «Оки») читал, как мой знакомый, автоблогер, рассказывает о путешествии по заброшенным локациям Ярославской области. И от него там полноприводная «Ока» уехала. И он ее на LADA (XRAY, по-моему, у него была) не догнал.

Виталий Млечин: В смысле – полноприводная?

Антон Шапарин: Ну, были такие лифтованные «Оки».

Ксения Сакурова: Тюнингованные.

Антон Шапарин: Вы знаете, у нас чудеса народного творчества простираются далеко за границы фантастики, так что бывает всякое. То, что «Ока» дожила до наших времен, ее не разорвало от сабвуфера изнутри и так далее…

Виталий Млечин: От того же полного привода.

Антон Шапарин: Да. Это чудо тоже. Мне кажется, что все-таки хранимая Богом родная земля сказывается. Знаете, как вице-губернатор Владимирской области несколько лет назад сказала: «Земля Владимирская асфальт отторгает». Это цитата была про дороги. А вот машины, значит, хранит.

Ксения Сакурова: А «Оку» – питает.

Антон Шапарин: Да.

Виталий Млечин: Анатолий из Оренбургской области нам звонит. Здравствуйте, Анатолий.

Зритель: Здравствуйте. Я смотрю очень часто вашу программу. Вот вы машины показывали, а KIA нет ни одной.

Ксения Сакурова: Так?

Зритель: Я езжу на KIA Sportage, дизель, рамная. Там нет ни компьютера, ничего. И солярку он жрет страшно – из комбайна, из речки, любую. Представьте себе, уже в этом году 20 лет. Нигде ни ржавчины нет, ничего. Прекрасно работает! Единственная проблема зимой – приходится подогревать, потому что у нас морозы. И вот я не вижу у вас KIA ни одной. Что, неужели такая плохая машина? У меня до этого «уазик» был. Ну, в «уазике» холодно, свои проблемы были.

Антон Шапарин: И страшно.

Зритель: Он тоже 12 лет был, я его продал, а купил вот эту. Я четвертый хозяин. Так что вы KIA где-нибудь…

Ксения Сакурова: Посчитаем.

Антон Шапарин: А я вам расскажу…

Ксения Сакурова: Мы посчитаем. Спасибо большое.

Виталий Млечин: Договорились. Спасибо большое. Мы сейчас коллег попросим.

Антон Шапарин: А знаете, почему не было KIA? Потому что чисто статистически большое количество автомобилей KIA начали продаваться уже после этого бума, в 2014-м, 2015-м, 2016-м году, когда завод был построен и вышел на полную проектную мощность. Тогда KIA начали массово приходить как автомобили такси и так далее. Hyundai Solaris – это одна из самых популярных моделей, как и KIA Rio, очень много лет, но последних лет – тогда, когда уже пошел на спад российский авторынок, во-первых.

А во-вторых, совершенно очевидно, что нас смотрит более возрастная аудитория, которая больше ездит, по крайней мере судя по звонкам, на том, что было куплено еще когда-то. То есть средний срок владения у наших зрителей, которые отмечаются, гораздо выше среднестатистического по стране. Четыре года в основном – средний срок владения. А здесь – семь лет, двенадцать, сорок.

Ксения Сакурова: Давайте выйдем немножко за пределы нашей аудитории. Наши корреспонденты спрашивали у жителей разных городов, на чем ездят они. Отвечали жители Череповца, Липецка и как раз Ярославля. Может, увидим владельца той самой тюнингованной «Оки». Давайте посмотрим.

ОПРОС

Ксения Сакурова: Вот Антон Шапарин раскритиковал, говорит: «И олень там не на месте, и вообще салон не такой». А мы восхищались красивой машиной.

Антон Шапарин: Нет, старые машины меня лично загоняют в зону такого абсолютного визуального экстаза, потому что, когда ты смотришь… Ты же можешь пройти по парковке современной, поменять шильдики на машинах – и ничего не изменится.

Ксения Сакурова: Я их не различаю, это правда.

Антон Шапарин: Это типичная женская проблема.

Ксения Сакурова: Только если написано.

Антон Шапарин: Да, да, абсолютно. У меня специально две маленьких наклеечки сзади, чтобы девушка отличала. Вы представляете? Потому что зимой вообще проблема. Летом у меня…

Ксения Сакурова: Слева – «Антон», а справа – «Шапарин».

Антон Шапарин: Нет. Летом у меня хотя бы большие медные диски, их заметно. Это реальная проблема. Бывшая коллега, дама в летах, всегда всю жизнь ездила с водителем. И как-то говорит: «Сажусь в какую-то черную машину, а там моей подушечки нет». То есть она даже не соотносит, что салон разный. И это действительно так. Автомобили становятся скучными «обмылками». Есть люди, которые, действительно, сознательно выбирают ретро. И я таких людей знаю.

Ксения Сакурова: Целый клуб любителей есть.

Антон Шапарин: Да, безусловно. И я каждую субботу с ними встречаюсь утром. Но вопрос в другом. Вопрос в том, что у всех есть страховочный современный автомобиль, потому что…

Виталий Млечин: Автомобиль на каждый день.

Антон Шапарин: Да. Я прекрасно понимаю… А я почти каждый день езжу на ретро-автомобиле летом, но я прекрасно понимаю, что любой электросамокатчик, любой водитель маршрутки приезжает в меня – и я труп гарантированно, потому что у меня из средств пассивной безопасности только та самая пресловутая рама. К глубокому сожалению, у большинства россиян тоже. И это значит, что все меры Минпромторга по обновлению парка просто не работают.

Ксения Сакурова: Но говорят же, что эти старые автомобили были сделаны из нормального металла; а вот то, из чего сейчас делают машины – это пластик и полиэтиленовые пакеты.

Антон Шапарин: Да, безусловно. Я могу сесть на крыло – и там ничего не помнется. Но конструкция… Металл бывает разный. Сейчас в конструкции автомобилей используются супервысокопрочные стали.

Виталий Млечин: В каркасе самом.

Антон Шапарин: Это все моделируется на компьютере. Там есть зоны сминания и так далее. Я недавно смотрел краш-тест Cadillac Eldorado 59-го года, который складывается весь до задней двери. Ну, у меня похожая конструкция. И я понимаю, что если что, то это будет даже уже не фарш, а это какое-то азу. И как меня будут доставать? Поэтому, действительно, лишний раз задумываешься о том, а стоит ли оно того.

Но важно, чтобы государство у нас создавало предпосылки и возможности для покупки нового автомобиля. Например, та же самая программа утилизации. Вот мы все платим утилизационный сбор, да? При этом утилизация автомобиля по факту не ведется. Утильсбор собирается в бюджет как мера ВТО. Не суть, не будем погружаться.

Короче говоря, два года подряд в России была реальная программа утилизации. И тогда было утилизировано 800 тысяч легковых автомобилей при парке в 43 миллиона, на минутку. Это много. И люди реально сдавали автохлам, шли и покупали новые автомобили, потому что получали значительную скидку.

Если те деньги, которые собираются как утильсбор сейчас (а там сотни тысяч, на минуточку, за машины, которые ввозят юрлица) направить на реальное обновление парка, а не на субсидии российским автопроизводителям, то мы увидим совершенно другую картину, у нас через несколько лет парк «помолодеет».

Ксения Сакурова: Очень хочется успеть еще принять один звонок.

Виталий Млечин: Да, успеем.

Ксения Сакурова: Из Челябинска Анатолий с нами на связи. Анатолий, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Анатолий.

Ксения Сакурова: На чем вы ездите?

Зритель: Добрый день.

Ксения Сакурова: Да, слушаем вас.

Зритель: Вы меня слышите?

Виталий Млечин: Да. Пожалуйста, говорите.

Ксения Сакурова: Слушаем вас.

Зритель: Я из Челябинской области. У меня автомобиль – «Волга» ГАЗ-2401, такси. Слышал такой автомобиль эксперт или нет?

Антон Шапарин: Слышал. Больше того – видел буквально недавно, такси как раз.

Ксения Сакурова: Так, вы довольны?

Зритель: Она до сих пор у меня на ходу. Я делал один ремонт, заменил коленвал. Поршневая была в порядке, кольца только заменил.

Антон Шапарин: А вы шприцуете подвеску? А надо бы.

Зритель: До сих пор она на ходу. У меня внук посмотрел в Интернете – их, оказывается, всего семь штук осталось в России.

Виталий Млечин: Здорово! Спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо большое.

Давай несколько сообщений еще прочитаем. Нам пора заканчивать уже, к сожалению.

Ксения Сакурова: Ставропольский край: «Восстановил «Победу» 52-го года, – и ключевое слово, – на ходу».

Антон Шапарин: Да, да.

Виталий Млечин: «Десять лет Chevrolet Cruze. Хотел бы поменять, но цены…» – Ивановская область.

Антон Шапарин: Цены, да.

Ксения Сакурова: Калужская область: «Езжу на Suzuki Grand Vitara, 99-й год, чистая «японка». Идеальная машина! Мне кажется, будет ехать, даже если останется одна рама без кузова».

Антон Шапарин: Да, будет. Только расходовать будет бензина столько, что это печально.

Виталий Млечин: Да, это тоже аспект.

«LADA Largus 2017 года. Отличная машинка! Ухаживайте за авто, вовремя проходите ТО – и машина будет ездить без проблем». Ну, это про каждую машину можно сказать.

Спасибо большое.

Ксения Сакурова: Спасибо большое.

Виталий Млечин: Нам пора заканчивать, к сожалению. Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза, член Общественного совета ГУВД Москвы, был у нас в студии. Спасибо большое, что пришли.

Всем большое спасибо, кто написал нам сообщения, поделился, собственно говоря, на каком автомобиле ездит. Очень интересные результаты, много разных мнений. Собственно говоря, мы для этого и работаем – чтобы вам дать слово.

Ксения Сакурова: Работали, пойдем отдыхать.

Виталий Млечин: Да.

Ксения Сакурова: Чего и вам желаем! Хороших вам выходных. Спасибо большое, что были с нами.

Виталий Млечин: Спасибо, что смотрели. До свидания!

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square