Палки в колёса


Виталий Млечин: Продолжаем программу «ОТРажение» в прямом эфире «Общественного телевидения России». По-прежнему здесь Марианна Ожерельева и Виталий Млечин.

И вот какая новость. Крупнейшие мировые производители автомобильных шин приостанавливают поставки и производство в России. Вот, например, компания Michelin остановила производство на заводе в подмосковном Давыдово, а также ввоз новой продукции в Россию. А японский концерн Bridgestone намерен приостановить производство шин в Ульяновске, поставки в Россию и будущие инвестиции до дальнейшего уведомления, об этом говорится в сообщении компании.

Марианна Ожерельева: На этом фоне в Приморье поставщики шин китайских брендов уже, естественно, поднимают цены в 2, а то и в 2,5 раза...

Виталий Млечин: Понятно.

Марианна Ожерельева: Ну а что, самое время. А поставки бывших в употреблении шин из Японии практически не проводятся из-за, конечно же, проблем с логистикой.

Виталий Млечин: Да. На чем будем ездить дальше? Давайте разбираться. 5445 – короткий номер для ваших SMS-сообщений. Напишите, если вы планируете приобрести шины или, например, уже сделали это, сколько...

Марианна Ожерельева: Какого производителя, еще важно, у вас шины, есть ли отечественные.

Виталий Млечин: Да-да-да.

Марианна Ожерельева: Они есть?

Виталий Млечин: Есть, конечно. Вот посмотрим, какое количество наших зрителей их предпочитает, тоже напишите, пожалуйста, об этом.

С нами на прямой связи Александр Пахомов, председатель правления Союза автосервисов, владелец станции технического обслуживания. Александр Михайлович, здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Александр Пахомов: Да, здравствуйте, здравствуйте.

Виталий Млечин: Скажите, пожалуйста, как обладатель информации, который обладает ей, знает о ней не понаслышке, проблемы есть сейчас с поставками шин, ну и других запчастей, в общем, тоже?

Александр Пахомов: Ну, вы знаете, я нахожусь в городе Санкт-Петербурге, здесь еще сезон не начался, поэтому такого обвального спроса у нас на шиномонтаж нет. Но я должен вам сказать, что постольку-поскольку я владелец автосервиса, то автосервисы не будут, наверное, сильно обижены снижением, может быть, объема по шиномонтажу, потому что примерно 50% всех предприятий наших автосервисных в стране – это специализированные компании, вот такая, какую мы видим сейчас у нас на экране. Эти компании работают при поставщиках шин, эти компании работают при розничных магазинах шин, и, в общем-то, они, конечно, будут сегодня испытывать те самые трудности, которые возникают с поставками шин из-за границы.

Но, насколько я знаю, для летнего сезона, который грядет у нас, перед нами, то закупка шин как раз и производилась и производится в зимний период времени. Не знаю, на сколько процентов сейчас уже заполнены склады для продажи шин в этот текущий, грядущий сезон весенний, но автосервисы, вот такие автосервисы, как мой автосервис, они, в общем-то, никогда не были в весенний сезон загружены именно шинами, именно шиномонтажом. Потому что ввесенний сезон мы всегда имеем клиентов с проблемами подвески, подготовки к лету, т. е. для нас никогда шины, в общем-то, не были главной такой, даже в весенний и осенний период, определяющей наше состояние такой работой.

Виталий Млечин: Ага, понятно.

Александр Пахомов: Поэтому да, для автосервисов это не будет большим уроном, если что-то вот на этом стряхнется. Но как автовладелец еще могу пару слов сказать.

Виталий Млечин: Давайте.

Александр Пахомов: Да, у меня тоже лежит комплект покрышек, комплект колес летних, которые скоро, в течение, может быть, двух недель, трех недель я поставлю на свой автомобиль и буду продолжать ездить. Ну, у меня колеса обычно ходят два-три сезона, даже четыре иногда сезона, поэтому я думаю, что еще 2 года я на этих своих летних колесах поезжу. Ну, что будет потом, там увидим.

Виталий Млечин: Да, сейчас предсказать, конечно, невозможно.

Вот ситуация из Липецка. Предпринимателю из этого города Алексею Глебову нужно переобуть четыре фуры, это 48 новых колес, а еще подорожало техническое обслуживание машин. Вот с такими сложностями он столкнулся. Алексей перевозит минеральную воду из Липецка в Москву и Подмосковье, заказчики платят около 50 рублей за километр пути. Каждый автомобиль в месяц делает 10 рейсов. Бо́льшая часть заработанных денег уходила на техническое обслуживание, собственно говоря, машин. До введения санкций, вот всех этих сложностей и так выходило недешево, а сейчас цены на некоторые расходники выросли сразу в 5 раз.

Алексей Глебов, генеральный директор компании-грузоперевозчика:Замена масла там, фильтров воздушных, масливных, топливных ориентировочно обходилась в районе 30 тысяч рублей. Масло, которое мы лили до этого, мы покупали бочками, потому что четыре машины, т. е., получается, бочка 200 литров, мы покупали за 57 тысяч рублей, масло голландское. Сейчас, на данный момент, оно стоит 283 тысячи рублей, 200-литровая бочка. Ну это, во-первых, очень дорого, в 5 раз все повысилось, и, во-вторых, его практически не найти.

Виталий Млечин: Ну и, соответственно, теперь, чтобы продолжать деятельность, предприниматель планирует просто сократить количество рейсов, соответственно, это понятным образом скажется на ценах всего остального.

Марианна Ожерельева: Почитаем сообщения, Александр Михайлович, их очень много. Значит, из Хакасии: «Шины и запчасти уже сильно подорожали». Из Москвы и области пишут: «Как раз сегодня купила летнюю резину российского производства на Nissan X-Trail, 10 тысяч рублей за шину с доставкой».

Виталий Млечин: Жалко, марки нет.

Марианна Ожерельева: Из Белгородской области: «Купили летнюю резину Nokian тоже российского производства. Наши покрышки «КАМА» отлично сделаны». Вопрос от тех, кто совсем в этом не разбирается, но хотел бы услышать некую достоверную информацию. Мы же много ищем того, что делаем сами, наполовину или полностью. Телезрители пишут, что покупают российское. То есть оно вот от нуля и до конца российское, или все-таки какие-то составляющие... ? То есть сколько мы ввозим вот саму эту шину, прямо ввозим-ввозим, какой процент иностранного на рынке, а сколько делаем сами и оно правда наше, т. е., соответственно, никаких комплектующих, для того чтобы ее продать уже на российском рынке, нет?

Александр Пахомов: Ну, вы знаете, если говорить про грузовой сегмент, вот сейчас был сюжет...

Марианна Ожерельева: Фуры, да.

Александр Пахомов: Да, с фурой, с владельцем. Грузовой сегмент, конечно, пострадает сильнее, да, потому что и расход у них шин больше, и пробеги больше, и расход различного рода запасных частей и материалов тоже больше. Но придется переходить, конечно, на российского производства комплектующие, тут уже что сделаешь. Ну, по меньшей мере масла, моторные масла, специальные жидкости у нас в России производятся.

Марианна Ожерельева: Шины российские, их сколько, этих заводов? Они прямо точно российские? То есть в них нет какого-то иностранного чего-то, что потом нам скажут, что «не можем произвести»?

Александр Пахомов: Да, конечно есть, конечно есть. Поэтому замещение сейчас материалов, которые используются в производстве, – это очень серьезная проблема, очень серьезный вопрос. Но как этим занимаются заводы-изготовители, к сожалению, не знаю, это не в моей компетенции вопрос. Но я знаю, что такая задача есть.

Марианна Ожерельева: Хорошо, спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо.

Марианна Ожерельева: Александр Пахомов, председатель правления Союза автосервисов, владелец станции технического обслуживания, был с нами на связи. Продолжаем эту тему обсуждать, очень много сообщений у нас, кстати. А кто с нами сейчас на связи?

Виталий Млечин: Сейчас Ян Хайцеэр, вице-президент Национального автомобильного союза. Ян, здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Ян Хайцеэр: Добрый день.

Виталий Млечин: Как вы считаете, будет проблема этой весной с шинами или пока нет?

Ян Хайцеэр: Как правильно сказал передо мной коллега, к лету мы, конечно, уже подготовились, потому что «готовь сани летом, телегу – зимой», поэтому в этом году летом проблем не будет. Вот уже с зимней резиной, да, начнутся сложности.

Марианна Ожерельева: Почему? Потому что она зарубежная вся или что? Почему сложности?

Ян Хайцеэр: Дело в том, что у нас действительно есть свои производители, вот свои-свои, что называется, из серии «КАМА», «Таганка»...

Марианна Ожерельева: «Таганка», ха-ха.

Ян Хайцеэр: …«Яршина» – это наши отечественные производители. Но, к сожалению...

Марианна Ожерельева: Извините, вот они сколько на рынок поставляют из 100%, чтобы понять соотношение?

Ян Хайцеэр: Я думаю... Я точный вам процент не назову, но я думаю, что не более 15–20%.

Марианна Ожерельева: Ох, это мало.

Ян Хайцеэр: У нас есть... Да, к сожалению к большому, есть еще иностранные производители, которые уходят с рынка. И, когда мы производим сами шины, мы закупаем некоторое количество специальных иностранных ингредиентов, которые необходимы для производства этой шины. И за последние годы у нас, к сожалению, прекратили деятельность некоторые заводы, которые производили ранее эти комплектующие. Да, может быть, шины наши были чем-то хуже, но они производились 100% в России. Соответственно, мы еще, конечно, закупаем каучук, который производится в третьих странах, потому что такие деревья у нас не произрастают. Соответственно, в любой шине, произведенной в России, есть валютная составляющая, это из минусов.

Конечно, мы вспоминаем сейчас про Китай, который, очевидно, нам поможет более чем серьезным образом. Раньше мы не очень обращали внимание на китайскую резину, но сегодня, я думаю, внимание будет пристальное и произойдет такое замещение. Пока еще китайская резина не отличалась особым качеством, ее задача была продаваться дешево. Мне кажется, что в данном случае Китай выполнит задачу вот такую общую, он и подтянет качество, и будет какие-то там недорогие варианты нам предлагать. В общем, жизнь покажет. Поэтому я думаю, что без резины мы не останемся, по крайней мере в ближайшие годы, и проблема будет в общем и целом решена.

К сожалению, сегодня мы не знаем еще, сколько завтра будет продаваться новых автомобилей, на которые работали большое количество заводов, находящихся в России, надо это понимать, т. е. не вся продукция шла на вторичку, а огромное количество шин приходило в заводскую комплектацию Volkswagen, Toyota, в общем, всех производителей, которые находились здесь, в России. Если они не будут производиться, соответственно, и потребность отпадет. Понятно, мы только будем понимать, а сколько требуется вторичному рынку, для того чтобы поставить эту резину на машину, чтобы машины были безопасны для пассажиров, для окружающих нас других участников дорожного движения. Надо помнить, что все-таки срок эксплуатации любого колеса ограничен не только величиной протектора, но и по времени, потому что очевидно, что через 5 лет, это максимальный такой срок, когда резина теряет свои сцепные свойства независимо от того, ездила она или нет.

Виталий Млечин: Пишут нам из Кемеровской области: «Старший сын работает механиком грузовых машин, и он сказал, что пока проблем с шинами нет, а вот запчасти уже подорожали». А почему, кстати, запчасти уже подорожали, а с шинами проблем нет? Там какие-то запасы больше? Потому что действительно такое ощущение, что автозапчасти просто подскочили в цене на следующий же день.

Ян Хайцеэр: Да, на запчасти реакция была очень быстрой, потому что это такой достаточно мобильный рынок и он обновляется постоянно. То есть нет запаса на год вперед или на полгода, эти запасы там на месяц, на два, это максимум, поэтому реакция рынка такая быстрая. С резиной же куда более инертно, потому что она закупается раз в полгода, т. е. перед началом летнего или зимнего сезона, поэтому определенным образом задержка и происходит. Сегодня уже розничная сеть, может быть, даже на опережение идет, к сожалению к большому, и происходит повышение стоимости резины согласно валютному курсу, а какие-то производители отпускают уже по новой цене, но это отпуск идет не с производства, а уже со складов, т. е. резина закуплена заранее.

Марианна Ожерельева: Ага.

Ян Хайцеэр: Поэтому этот процесс будет более инертным. Но очевидно, что в каких-то таких ходовых размерах мы все равно видим уже достаточно быструю реакцию. Также цены достаточно активно и быстро изменились специальной резины, например, не так часто спрашиваемой off road резины вот для тяжелых условий эксплуатации, например, внедорожников. Вот резина на эту категорию транспорта подорожала достаточно быстро, реакция практически мгновенная произошла, потому что она небольшими количествами производится, чуть чаще подвозится. Но основная история, мы, конечно, почувствуем на грузовом, общественном транспорте, где эксплуатация идет очень быстро...

Марианна Ожерельева: Вот, про общественный транспорт расскажите, это не критическая сейчас отметка будет? Потому что все эти автобусы, электробусы, «Газели», мы же говорим сейчас вообще, про всю страну в целом, на общественном транспорте много нас ездит. Здесь нет какой-то проблемы в будущем?

Ян Хайцеэр: Отчасти проблема есть, потому что мы использовали до этого и резину, которая производилась здесь. Немало, кстати, вот такого транспорта, как «Газель» или..., ну вот не очень дорогого коммерческого транспорта, часто очень использовали китайскую резину, она, конечно, никуда не денется, потому что она была дешевле. Вот я еще раз повторю, здесь можно, скорее всего, быть спокойным и к следующей зиме, очевидно, мы подготовимся. У нас есть свои производители специальной резины для грузовиков. Надеюсь, что они тоже решат вопрос с поставщиками за то время, которое нам отпущено перед зимой.

Давайте, сейчас в первую очередь мы должны задуматься о том, что же будет перед следующей зимой, потому что, еще раз повторюсь, как сказал мой предыдущий коллега, летний вопрос, скорее всего, решен заранее, потому что сезон вот-вот наступит, а вот зимний период следующего года, к нему надо будет готовиться. И я надеюсь, что рынок успеет переориентироваться, для того чтобы не оказаться перед разбитым корытом.

Марианна Ожерельева: А вы сказали, вот китайская резина была дешевле, а будет ли теперь дешевле?

Ян Хайцеэр: Ну, она, конечно, подорожает, потому что она продается за валюту. На сколько, покажет валютный курс, необязательно доллар или евро, покажет курс юаня, наверняка мы начнем торговать уже за юань, как нам объявили, это вполне себе возможно. Поэтому на сколько увеличится курс, на столько увеличится стоимость резины, к сожалению, это взаимосвязано. И точно так же, я уже говорил, это отразится и на отечественных производителях, потому что часть комплектующих имеют валютную составляющую, и здесь, к сожалению к большому, подорожание неминуемо.

Виталий Млечин: Ну а вот эти компании крупные, Bridgestone, Michelin, они не только говорят о том, что они приостанавливают поставки в Россию, но и производства. То есть получается, что в нашей стране шины все-таки производятся, пусть и не только российских брендов, но и, соответственно, импортных.

Ян Хайцеэр: Конечно. У нас есть Bridgestone, у нас есть Pirelli, у нас есть Nokian, у нас есть Michelin. Кстати, не все производители объявили об уходе, от Nokian я такого не слышал, а это одна из самых популярных, кстати, зимних резин, проверенная, как говорится, уже не один год. Сначала, когда люди переходили с опаской на отечественного производства Nokian, у них были сомнения, сомневались в качестве, и некоторые предпочитали купить Nokian, произведенную за рубежом, то сейчас эти сомнения были развеяны, ну за последние несколько лет, и мы все спокойно приобретаем резину, которая произведена Nokian здесь, в России, и большинство людей, собственно говоря, на ней ездят. Поэтому произойдет замещение, произойдет переориентирование, ну и произойдет, к сожалению, подорожание.

Виталий Млечин: Ну, условно говоря, просто вот эти заводы, да, если действительно примут решение какие-то бренды покинуть российский рынок, их же можно будет переориентировать на выпуск каких-то других? Это не поможет улучшить качество российской резины? Потому что вот нам пишут из Ставропольского края: «Наши шины покупать нельзя, жуткое качество. Под 15 лет шиномонтажу, «КАМА» вообще кривая с завода идет». Насколько обосновано вот такое критичное отношение к российской резине? Можно ли его улучшить, это качество?

Ян Хайцеэр: Ну, есть такая история. К сожалению, качество всегда улучшает конкуренция, и здесь мы никого обмануть не можем. И что происходит? Каждый человек голосует своим рублем, приобретать или не приобретать, что для него главное, качество или цена. Вот, к сожалению к большому, дешево и качественно, такого в мире и в жизни не бывает. Дорого и недостаточно хорошо тоже бывает, но обычно все-таки этот баланс каким-то образом сохраняется. Поэтому у нас существует право выбора, конечно, возможность эта сократится, но тем не менее останется, и те, кто посчитают для себя нужным купить дешевле и чуть с меньшим качеством, ну хорошо, да, она не будет так долго жить, может быть, сотрется гораздо быстрее, чем стерлась бы резина лучшая.

У нас цена во многом зависит от тех самых «ингредиентов» (я упрощу это слово), из которых состоит, собственно говоря, колесо, и, собственно говоря, это касается такой вещи, как каучук. Ну и, соответственно, линии, на которых производится резина, они есть современные, к сожалению, тоже иностранные, их надо будет поддерживать, обслуживать, это тоже вопрос и валютный расход, здесь никуда не деться, мы их закупали, они приобретали у российских производителей. Быть может, появятся какие-то российские производители за этот срок, которые смогут разработать и установить линии по производству резины. Быть может, это все-таки случится, и какой-то стимул для этого есть.

Марианна Ожерельева: Спасибо.

Виталий Млечин: Спасибо большое. Ян Хайцеэр, вице-президент Национального автомобильного союза.

Марианна Ожерельева: А мы продолжаем.

Виталий Млечин: Продолжаем.

Марианна Ожерельева: Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок». Петр, здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте, Петр.

Петр Шкуматов: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Как вам едется? Нам пишут: «Масла подорожали, запчасти подорожали, шины и те дорожают». В этих условиях едется еще, или как-то надо уже остановиться, может, пешком ходить больше?

Петр Шкуматов: Вы знаете, я вижу на дорогах все больше и больше пробок. При этом, если говорить про такси, например, то в такси упало количество поездок до 40% в последние 2 недели. Поэтому люди ездят на своих автомобилях и, конечно, продолжат на них ездить.

Другой вопрос в том, что обслуживание автомобиля, да, действительно, выросло в цене за последнюю неделю, наверное, потому что возник ажиотажный спрос на все, т. е. люди почему-то начали закупаться не только сахаром, но и автомобильными запчастями. И вот, например, вчера я сделал, скажем так, небольшой ремонт своего автомобиля, раньше он мне обошелся бы в 3 раза дешевле. То есть это вот прямо не шутка, т. е. я такую операцию уже делал, несколько лет назад это обходилось в 3 раза дешевле с учетом работы. Поэтому да, все подорожало, но вряд ли российские граждане будут ездить на самокатах.

Скорее мы будем ездить на более, скажем так, возрастных автомобилях, у нас и так возрастной парк, средний возраст автомобиля был 14 лет, станет 15 лет или 16 лет, т. е. мы будем реже обновлять свои автомобили. На это, кстати, скажется уже скоро по сути дефицит новых автомобилей в салонах, ну и цены, конечно, которые там абсолютно безумные. Но тем не менее это пока не критично, потому что машины у людей есть, их надо просто обслуживать. Да, действительно, обидно, когда за ту же процедуру ты отдаешь вместо, допустим, 5 тысяч рублей 15 тысяч рублей, но это не настолько критично, как, допустим, прийти в автосалон и, когда у тебя нет ничего, отдать 2 миллиона рублей за новую...

Виталий Млечин: Вот, Петр, вот этот феномен, который мы обсуждаем уже достаточно долго, он еще с пандемии начался, что цены на новые машины в салоне, а вслед за ними, в общем, и на вторичку тоже, они начали как-то вот очень резко расти, а сейчас-то просто даже уже на том фоне, на фоне тех цен, вот то, что сейчас предлагают в автосалонах, выглядит совершенно какими-то неподъемными деньгами, и даже официально сильно очень повышают цены, а в автосалонах там еще в 2–3 раза дороже, и все равно покупают. Вот как, как это можно объяснить?

Петр Шкуматов: Ну, это можно объяснить очень просто – ездить надо, и ездить надо здесь и сейчас. Вот, к сожалению, альтернатив личному автомобилю в нашей стране, которая очень большая, очень много людей живут в местах, где нет никакого общественного транспорта вообще, а даже если он есть формально, на бумаге, то скорее его физически нет, потому что автобусы ходят раз в 3 часа, раз в 4 часа, а могут вообще не прийти. Так вот личный автомобиль в нашей стране является не какой-то блажью, а скорее является средством выживания. Без личного автомобиля практически никто обойтись не может. Даже если у человека нет водительского удостоверения, он никогда не сидел за рулем автомобиля, у него всегда оказывается родственник или какой-то знакомый, который периодически этого человека возит по его делам.

И практика показывает, что вот людей, которые независимы от автомобиля совсем, в нашей стране, ну они практически отсутствуют. Да, действительно, какую-то часть времени можно пользоваться общественным транспортом, это касается жителей больших городов. Но все равно возникают ситуации, когда автомобиль нужен, и без автомобиля просто ну невозможно выполнить те задачи, жизненные задачи, которые стоят перед человеком.

Поэтому да, будут покупать, да, действительно, будут влезать в кредиты, да, действительно, будут занимать деньги, но покупать будут. У нас даже в Советском Союзе, когда автомобиль можно было достать ну очень по блату, я бы так сказал, производилось 1 миллион 200 тысяч автомобилей каждый год. То есть ситуация, в общем-то, похожая, тогда тоже нельзя было зайти в магазин и купить «Жигули», но тем не менее люди их покупали, находили деньги, ресурсы, возможности, и в текущей ситуации будет то же самое.

Виталий Млечин: А...

Марианна Ожерельева: Петр... Хорошо, давай как автомобилист, у тебя, может быть, какие-то насущные вопросы, ты автовладелец.

Виталий Млечин: Да насущные у наших зрителей, на самом деле очень насущный вопрос, Краснодарский край: «Провоцируют людей ездить на неисправных авто из-за высоких цен на ремонт». Вот скажите, пожалуйста, как это все скажется на безопасности?

Марианна Ожерельева: И то, что машины стареют, да.

Виталий Млечин: Вот, старая машина – это не только более дешевая машина, машина с меньшим функционалом, набором опций и т. д., это еще и менее безопасная машина.

Петр Шкуматов: Ну, здесь ваши опасения скорее оправданы, и опасения слушателей тоже оправданы. Действительно, у человека может не оказаться денег на текущее обслуживание автомобиля, и люди, конечно, будут экономить на этом. Но к этому, конечно, надо отнестись с каким-то пониманием, потому что сейчас, особенно когда абсолютная неразбериха с запасными частями, например, те же самые лобовые стекла пропали куда-то для ряда марок, и довольно популярных. Куда они пропали, непонятно. Что, их все раскупили, как сахар, что ли? Мне кажется, что здесь что-то странное происходит.

Но тем не менее, действительно, некоторых запчастей может не быть, т. е. у человека могут быть деньги, но запчасти отсутствуют. Или, например, запчасти присутствуют, но человек просто не тянет их установку, поэтому идет, допустим, на разборки и покупает бывшие в употреблении запасные части, такое тоже может быть. Но в текущей ситуации, конечно, нужно к этому относиться с максимальной лояльностью, потому что, если сейчас государство начнет жестить и за каждую трещинку в лобовом стекле запрещать эксплуатацию автомобиля, ну я думаю, что миллионы российских автовладельцев этого не поймут.

Но, конечно, на откровенных развалюхах, когда машина ну действительно представляет из себя ну как бы ведро с болтами, наверное, надо вот с такими машинами как-то бороться. Но не в плане запреты их эксплуатации, а в плане помощи людям, которые ездят на таких машинах, утилизировать этот автомобиль и купить что-то новое, более современное.

Марианна Ожерельева: Петр, последнее, если можно коротко: «Снижение цен на металл снизит ли цены на автомобили?» – из Пензенской области спрашивают. Ведь правда, ФАС-то добрался до металлургов.

Петр Шкуматов: Нет. Дело в том, что автомобильные заводы работают с заводами по производству автокомпонентов по длинным контрактах и хеджируют свои риски, т. н. страхование рисков, в т. ч. от роста цены. Поэтому вот этот вот рост цены на металл размазывается по году, и ни один завод не работает, что называется, с колес, везде долгосрочные контракты...

Марианна Ожерельева: На спотовом рынке нет.

Виталий Млечин: На спотовом рынке, ха-ха.

Петр Шкуматов: Да.

Виталий Млечин: Спасибо большое, Петр!

Марианна Ожерельева: Хорошо. Спасибо.

Петр Шкуматов: Спасибо.

Виталий Млечин: Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок», был с нами на прямой связи.

Марианна Ожерельева: Готовишься уже, все?

Виталий Млечин: Морально.

Марианна Ожерельева: К подорожанию?

Виталий Млечин: Морально, морально.

Марианна Ожерельева: Ты уже побежал шины покупать?

Виталий Млечин: Да нет, зачем?

Марианна Ожерельева: Ранее закупился?

Виталий Млечин: У меня есть.

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square