Западные санкции и авторынок России


Ксения Сакурова: Роскошь или все-таки средство передвижения? Правительство решило повысить минимальный порог стоимости легкового автомобиля, на который распространяется увеличенная ставка транспортного налога. Теперь коэффициент 1,5 будет применяться к машинам дороже 10 миллионов рублей, раньше предельная цена составляла 3 миллиона.

Александр Денисов: Да. Ну и о ценах. Как сообщили в Росстате, подорожание сколько составило: российских машин стоимость за эту неделю увеличилась на 17%, зарубежных на 15%, это в среднем. Ну понятно, по некоторым моделям и другие есть данные.

Ксения Сакурова: Ну вот удивительно, что и на все это тоже есть спрос. Из-за нехватки полупроводников новых машин на рынке не хватало и раньше, сейчас они становятся настоящим дефицитом. О заморозке поставок на наших рынок заявили BMW, Audi, Honda, Infiniti, Mercedes, Nissan, Renault, Volkswagen и другие производители. Но вот что интересно, Toyota и Lexus сначала тоже сообщили о своем уходе с российского рынка, но потом передумали и, судя по всему, сейчас вместе с оставшимися на рынке производителями будут снимать с этой ситуации сливки.

На чем будем ездить и почем? Где будем брать запчасти? Об этом будем говорить с экспертами и с вами, присоединяйтесь. 5445 – короткий номер для ваших SMS-сообщений, 8-800-222-00-14 – телефон прямого эфира.

Александр Денисов: Да. И у нас на связи Ян Хайцеэр, вице-президент Национального автомобильного союза. Ян Эрнстович?

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Ян Хайцеэр: Добрый вечер.

Александр Денисов: Здравствуйте. Так уходят или просто прощаются, но не уходят автопроизводители зарубежные?

Ян Хайцеэр: Вы знаете, некоторые берут паузу, некоторые думают, что они прощаются, но не навсегда. На самом деле пока еще перспективы туманные, но, к сожалению, тенденция на данный момент отрицательная. Поэтому совершенно очевидно, что будет полное переформатирование рынка, ну и нам, россиянам, придется изменить свои пристрастия и выбирать доступные автомобили как по деньгам, так и по маркам. Выбор, конечно, сужается, это минус, но жизнь не останавливается.

Александр Денисов: Вы знаете, да, вот вы про доступные марки сказали, Ксения там упомянула BMW, Mercedes – да любой здравый русский человек, он понимает: у тебя не будет этого BMW и Mercedes как в этой жизни, так и в следующей, поэтому, господи, что нам горевать-то, с другой стороны? Точно так же и Audi, они уже космически стоили. Нет, ну безусловно, есть люди, спору нет, но в целом, по здравому рассуждению, горевать тут не о чем.

Ян Хайцеэр: Ну да, действительно, в целом по стране средний возраст автотранспортного средства 15 лет. Это говорит о том, что все-таки люди уже давно не могут так быстро менять автомобили, ибо просто денежных средств не хватает. И не показатель, как живет Москва, Санкт-Петербург или какие-то города-миллионники, есть, в общем-то, оставшаяся Россия. И поэтому в первую очередь востребованы бюджетные марки. Но, к сожалению, и бюджетные сегодня не очень-то и выглядят бюджетными, они тоже вполне себе дорого стоят, и они становятся для большинства такой недоступной роскошью на сегодняшний день.

Возможно, доходы россиян будут расти, а вряд ли все-таки цены падать, ибо пока автомобиль, любой автомобиль все-таки иностранного производства, или, если это наш автомобиль, в нем присутствуют изделия, которые произведены за рубежом, соответственно, эта машина имеет валютную составляющую в своей стоимости. Поэтому деваться некуда, да, машины дорожают, будем на них копить или будем тщательно по возможности ремонтировать старые, будем бережнее к ним относиться.

И самые большие сложности, конечно, будут с коммерческим транспортом, который изнашивается независимо от наших желаний, потому что он просто ездит очень много, он не бесконечный имеет свой ресурс, поэтому маленькие грузовички, большие грузовички, такси, автобусы – все это нужно будет содержать в надлежащем состоянии, по максимуму, учитывая сегодняшние реалии, продлить службу и возможность их эксплуатировать.

Ксения Сакурова: Но тут еще вопрос, чем мы будем ремонтировать, потому что я так понимаю, что проблема с поставками запчастей на те же 10–15-летние автомобили сейчас тоже есть.

Ян Хайцеэр: Да, скорее всего, на старые автомобили, на примитивные автомобили... Ну, прошу прощения за слово «примитивные», просто...

Александр Денисов: Нет уж, вы не извиняйтесь, я уже хотел вас спросить, что это за «примитивные» автомобили у вас, ха-ха.

Ян Хайцеэр: Ну, максимально простые, с минимальным количеством электроники, достаточно кондовые, знаете, пригодные для сельской местности. Да, они не самые экономичные, они не самые современные, но тем не менее у них есть четыре колеса, двигатель внутреннего сгорания и они перемещаются. И думаю, что эти автомобили в той или иной степени содержать будет возможно.

Опять, к сожалению, частично что-то производится здесь, правда, используя иностранные станки, в основном это производится за рубежом, но в данном случае нам, скорее всего, помогут Китай, Турция, Южная Корея, которые продолжают поставки запчастей. Есть достаточно большой спектр автомаркета, который стоит дешевле, чем оригинальные запчасти, это все равно не будет прямо три копейки, но тем не менее это будет доступно. Потому что ремонтировать автомобили надо, нужно ездить на безопасных автомобилях как для себя, чтобы они были безопасны, так и для окружающих, это действительно важно, иначе мы придем к конфликту с законом, машины нужно содержать исправными.

Александр Денисов: Да. Ян Эрнстович, про корейский автопром и про наш, естественно, мы поговорим. Есть у нас опрос из Челябинска, Нижнего Новгорода и Кунгура, там корреспонденты заглянули в автосервисы, поинтересовались, что там с запчастями, с ценами. Посмотрим и продолжим наш разговор.

СЮЖЕТ

Ксения Сакурова: «Меньше будет европейских запчастей», но, видимо, больше будет каких-то альтернативных, в т. ч. российских. Вот новость сегодняшнего дня – «КАМАЗ» увеличит выпуск своих КПП в 3 раза, нашел поставщиков комплектующих в России. Мне вот интересно, а почему раньше-то не искали? Причем это сейчас ситуация во многих бизнесах, я тоже разговаривала сегодня с людьми, которые с удивлением обнаружили, что то, что они раньше покупали в Испании, есть в России дешевле, качество не хуже. Вот только ситуация, которая сейчас происходит, подтолкнула-таки как-то посмотреть на российский рынок и поискать, что там есть.

Александр Денисов: Ты скажи, в какой сфере, Ксения.

Ксения Сакурова: В косметологии, скажу.

Александр Денисов: Чтобы было понятно.

Ян Хайцеэр: Ну, на самом деле не так все хорошо с российским производством. Отчасти на те модели, которые производились, где присутствовали иностранные производители и здесь были сборочные конвейеры, производство локализовывалось. Не в том объеме, в котором хотелось бы, но все-таки это происходило.

Да, что-то у нас делается, но, к сожалению, когда были продажи больше, то понадеяться на внутреннего производителя было пока еще нельзя: не хватало стабильности, не хватало качества. Надеюсь, что вот в нынешней ситуации придется подтягиваться. Но надеюсь, ибо всегда к слову «подтягиваться» нужно применить слово «конкуренция», здоровая конкуренция должна повышать качество. И когда, в общем, деваться уже некуда, на самом деле на «КАМАЗе» работают вполне себе способные люди, грамотные, я не думаю, что они не знали вот когда-то, что есть какой-то российский производитель. Я думаю, что он был известен, но по каким-то причинам комплектующие не приобретались. Сегодня деваться некуда, поэтому придется приобретать.

Ну а производители на внутреннем рынке, я надеюсь, что все-таки будут задумываться о качестве. Но все-таки, как ни странно, я еще раз скажу, важна конкуренция, ибо без конкуренции, мы уже помним, как происходило это в Советском Союзе, когда новые автомобили называли ведром с гайками, потому что он даже не мог сразу после конвейера пройти технический осмотр, его надо было сначала протянуть, и то люфт рулевого управления был весьма приличен, и в реальной жизни техосмотр пройти было практически невозможно.

Александр Денисов: Вы знаете, до сих пор ведрами называют, молодежная мода пошла ездить на «тазах», ну как они называют, Тольяттинского автозавода...

Ян Хайцеэр: Но это другая история, это все-таки другая история, другой сленг.

Александр Денисов: Да-да, мода, мода. И вот молодежь, у них рэперы, они поют: «Выезжают со двора Три заряженных ведра», – вот так вот они формулируют, понимаете.

Ян Хайцеэр: Но я все-таки основываюсь на знаниях до 1990-го, чуть больше 1990 года, когда я уже что-то соображал, уже пользовался автомобилем и помню, как все это происходило. Поэтому я уверен в том, что мы не вернемся к истории «АвтоВАЗ Техобслуживания», когда продавец всегда прав. Я уверен в том, что все-таки долгие годы мы совершенствовались, повышали навык, все-таки у нас есть грамотный инженерно-технический персонал. Мы возьмем себя в руки и начнем делать что-то гораздо более качественное, уже делаем, нежели чем раньше.

Ну а все-таки без зарубежных запчастей нам на нынешнем этапе точно не обойтись, ибо, к сожалению, таким образом быстро производство не наладишь. Да и вообще, производство должно быть рентабельным; чтобы оно было рентабельным и при этом мы получали конечный продукт недорого, оно должно быть достаточно объемным, т. е. производиться должно много. И вот это отчасти, конечно, препятствие, иначе себестоимость будет очень высокая.

Но у нас все-таки остались свои производители, частично у нас есть несколько моделей LADA, которые полностью наши, нет французской платформы. У нас есть «УАЗ», не самый совершенный автомобиль, но он есть. У нас есть «ГАЗ», у нас есть знаменитая «Газель», которая все-таки худо-бедно заменяет иностранные автобусы и уже не такого плохого качества, можно сказать, вполне себе современная, впрочем, тоже используя запчасти китайского производства, поэтому все равно мы остаемся в очень серьезной валютной составляющей. Но будем надеяться на лучшее...

Александр Денисов: Вот про «ГАЗ», простите, что вас торможу, про «ГАЗ» хотел спросить, коллеге обещал, Максиму Волкову, корреспонденту, он снимал такой автомобиль «Стрела», выставлялся, господи, в Алабине, где у нас парк «Патриот», хорошая такая машина, обещали ее всего за 2 миллиона, а выглядит она достаточно круто. Что с этим, вот интересно? И сейчас мы смотрим спецоперацию на Украине, там вот эти джипы «Тигры» тоже выглядят круто, мы бы покупали такие автомобили.

Ян Хайцеэр: Ну, видите ли, в чем дело, все-таки это автомобили специального назначения, вряд ли они будут комфортны во владении, в содержании для обычного, рядового человека. Для таких целей производятся совершенно иные автомобили, у них другое назначение, и «Тигр», он служит, как вы понимаете, для другого, так же как и служил американский Hummer. И для быта такую машину иметь – это определенный фан, ну и стоит она, собственно говоря, не три копейки. В основном людям нужны, конечно, комфортабельные городские автомобили, на которых они перемещаются по улицам города, а перемещаться фактически на грузовике, конечно, невозможно. Поэтому пусть военная индустрия приобретает наши отечественные автомобили, на вооружении будет стоять наша техника, и это хорошо, но для города все-таки нужны иные автомобили, которые малозатратны, маневренные, в общем, все, что связано с комфортным владением, ибо сегодня это важно.

Александр Денисов: А давайте «Тигр» покажем. Ну, наверняка все его видели. Да, вот смотрите с ноутбука, такая крутецкая тачка. Ну чем она хуже «гелика», говоря по-русски, да? Вполне себе. Ну, конечно, там не две двери, надо, наверное, и для жены, и для детишек еще пару дверей прикрутить...

Ксения Сакурова: Люксовую комплектацию.

Александр Денисов: Да. Ян Эрнстович, я бы не недооценивал эту машину, вполне себе крутая.

Ян Хайцеэр: Ну, я нисколько не принижаю возможности и способности этого автомобиля, я просто считаю, что его назначение иное. Он потребуется небольшому количеству граждан, все-таки это машина специальная, может быть, кому-то понадобится для путешествий, для охоты, еще для чего-то. Но в первую очередь мы сейчас рассматриваем не машины специального назначения, а просто обычные городские автомобили, которыми мы с вами каждый день пользуемся, и наш нужен маневренный, экономичный и комфортный автомобиль. Это же машины другого назначения. Ну не каждый же у нас ездит на Gelandewagen, это же... Даже наиболее комфортабельный Gelandewagen все равно не очень комфортен, потому что назначение его изначально (прошу прощения за тавтологию), ну это машина военная, поэтому... Да и дорогая на самом деле.

Александр Денисов: Нет, он очень некомфортный, 56 миллионов – это очень некомфортно, на мой взгляд.

Ян Хайцеэр: Да, и некомфортная цена...

Ксения Сакурова: Это по нынешней цене, да?..

Ян Хайцеэр: ...и не такая уж комфортная езда. Поэтому мы говорим все-таки про маленькие автомобили.

И вот здесь я думаю, что и Южная Корея, и Китай, и даже Турция, и мы сами себе поможем и произойдет какое-то замещение. Да, потребности придется немножко изменить даже тем людям, у которых есть деньги. Да, нужно поменять привычки. Ну, наверное, это какой-то переходный период, ибо есть обстоятельства, которые происходят независимо от нас. А может быть, это подстегнет нас наконец что-то сделать и у нас наконец появится свой российский автомобиль на уровне мировых стандартов, который не будет основываться на французской платформе, а будет 100%-но нашим, отечественным.

Александр Денисов: Да, спасибо, спасибо, Ян Эрнстович.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Александр Денисов: На связи у нас был Ян Хайцеэр, президент Национального автомобильного союза.

Ксения Сакурова: Прямо сейчас к нам присоединяется Александр Гусаров, автомобильный журналист. Александр, здравствуйте.

Александр Гусаров: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Каким вы видите автомобильный рынок ближайшего будущего нашей страны? Кто нас спасет, кто нам поможет? Как и на чем мы будем ездить?

Александр Гусаров: Никто, ха-ха.

Ксения Сакурова: Ха-ха.

Александр Денисов: Ха-ха-ха!

Александр Гусаров: Начнем с этого, ха-ха. Спасение утопающих – дело рук самих утопающих...

Александр Денисов: Давайте я уточню, на «китайце» или на «корейце», подскажем вам, ха-ха.

Александр Гусаров: Ну да. Я еще раз повторю, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Нельзя изобрести велосипед. Более того, вы понимаете, почему-то коллеги очень сильно сгущают краски. Я понимаю, что это прямо кликбитный заголовок, вот Toyota ушла, Toyota вернулась, Skoda полностью закрыла заводы, – это классно, это здорово, ты прямо набираешь дикое количество подписчиков, просмотров, дочитываний, все отлично и классно. Но проблема в том, что ни одна автомобильная компания – ни одна, я повторяюсь – не сказала о том, что она закрыла заводы.

Более того, президент Stellantis совсем недавно, это крупнейший концерн, это он на 3-м или 4-м месте, нужно смотреть в мировом рейтинге, он сказал, что, закрыв заводы, мы лишим работы тех людей, которые там работают, а у них в данный момент на производстве только моторов работает порядка тысячи человек в Калужской области, и это тысяча человек, которых мы видим, а на самом деле в этой цепочке занято более 10 тысяч человек, потому что это поставщики из Нижнего Новгорода, которые льют блоки цилиндров, это еще масса, которые делают навесное под эти двигатели... Естественно, эта отрасль, она как бы очень... Надо сказать, что она не только энергоемкая и наукоемкая, но она еще и очень затратная в этом смысле. С Яном я соглашусь, я слышал кусочек его выступления в конце, и я могу сказать, что прибыльным предприятие, естественно, будет только тогда, когда оно будет выпускать много машин.

В данный момент... Я специально сегодня разговаривал с экспортерами, с представительствами компаний, которые в России работают: закрываться они не собираются. Более того, естественно, возникшие сложности с поставкой комплектующих и запасных частей, они есть, но они их будут решать. Был я на прошлой неделе в представительстве одного японского концерна, крупнейшего японского концерна, там тоже решались эти вопросы. Да, естественно, нужно понимать, что при таком курсе доллара и изменении логистики мы не увидим больше... Ну, вы вспомните, вы человек взрослый, да вы вообще, в принципе люди взрослые, скорее всего, вы помните 1998 год, когда был общемировой, когда был дефолт в стране, собственно говоря, цены не вернулись, к этому тоже надо быть готовым.

Александр Денисов: Но в 1998 году мы уж там штаны-то купить лишние была роскошь...

Ксения Сакурова: Про автомобиль мало кто думал.

Александр Денисов: Да-да-да. Но, может, у вас был, но на журфаке я тогда ни о чем таком...

Александр Гусаров: Ха-ха. Нет, я уже работал...

Ксения Сакурова: У нас в семье был «Москвич» в 1998 году старый.

Александр Денисов: Ну, ты, наверное, на экономфаке училась.

Ксения Сакурова: Нет, я в школе училась в 1998 году.

Александр Денисов: На журфаке банда голодранцев без автомобилей, ха-ха.

Александр Гусаров: Вот. Ну, на самом деле ситуация немножко другая, чем тогда, тогда был просто мировой кризис. Но тут нужно быть, люди должны четко понимать, что цены, которые были до 22 февраля, они больше никогда не вернутся, этого не будет, потому что даже с изменением логистики, естественно, возрастает себестоимость автомобиля, и, естественно, производитель не будет работать себе в убыток. Даже если эти заводы запустятся, цены будут пересмотрены, к сожалению, вот от этого никуда не деться.

Ксения Сакурова: Александр Виленович, я никак не могу понять, вот все эти разговоры про то, что сложности с логистикой, – у нас что, самолетами это все завозилось? Ну ведь нет же.

Александр Гусаров: Нет, ну давайте считать, Maersk – это 70% логистического рынка, это очень много, он отказался работать с нашей страной. Соответственно, надо каким-то образом решать, искать...

Ксения Сакурова: То есть это проблема конкретных транспортных компаний, которые сейчас, все вот эти вот магазины, которые от нас уходят, поставили вот в эту ситуацию?

Александр Гусаров: Ну как бы нет, уходят они еще и по другим причинам, но как бы ситуация, проблема с логистикой, запрет полетов, закрытие границ, наша страна сейчас приняла некие решения, по которым те же корабли недружественных нам, как сказали в правительстве, стран не могут в наши порты заходить, соответственно, это тоже понесет за собой некие проблемы, некое изменение в логистике.

Например, если брать тот же «АвтоВАЗ» и Renault, очень много комплектующих поставлялось из Румынии с завода Dacia французского Renault, ну румынского вернее, расположенного в Румынии, но принадлежащего французам, и из Турции. Сейчас есть проблемы с турецкими перевозчиками, ну и, естественно, возникла проблема с румынскими запчастями, которые приходят сюда, а это, собственно, топовая модель «АвтоВАЗа», это Vesta, к сожалению, соответственно, она сейчас будет испытывать некоторые проблемы с поставкой запчастей. И это еще плюс на фоне того, что дефицит полупроводников во всем мире, не только у нас, он никуда не делся, он как был, он так и остался.

А учитывая еще тот факт, что, собственно, TSMC, это тайваньская компания, которая держит 70% рынка полупроводников, она отказалась нам поставлять их, соответственно, к сожалению, это будет продолжаться. Потому что здесь очень четко надо понимать, что даже наши самые современные чипы все равно использовали микропроцессоры, которые поставлялись из Тайваня. То, что производится в Зеленограде, – это, к сожалению, шаг назад на 10 минимум, а так в принципе на 15 лет где-то. Современные автомобили те микросхемы просто не потянут. Естественно, если мы не будем брать модель Granta, она самая простая.

Плюс надо еще учитывать то, что у нас, согласно законодательству, автомобиль не может производиться без... Он может быть без музыки, он может быть без электростеклоподъемников, навигации, мультимедиа, но у него должно быть ABS и должна быть одна подушка безопасности, потому что это важно, это безопасность, это как бы те вещи, о которых надо говорить и надо их делать. Если этого не будет...

Александр Денисов: А где там эти полупроводники стоят? Ну для профанов любопытно.

Александр Гусаров: В любом случае в системе, в блоке самом управления ABS и ESP, естественно, это огромный блок, который... Там же стоят датчики, которые просчитывают вращение колес, частоту вернее вращения колес, они отслеживают углы поворота колес, там много очень всего, много параметров, по которым все это работает. Это очень сложная техника. В любом случае, надо всегда понимать, что современный автомобиль очень действительно высокотехнологичный, даже самый простой. И если мы говорим даже о корейских и европейских производителях, ну самый низовой сегмент, то, что я не люблю называть его бюджетный, это нехорошо, это обижает людей, я считаю, будем называть его просто нижним сегментом рынка, – он тоже использует...

Александр Денисов: Все обрадовались, что это нижний, а не бюджетный, ха-ха.

Александр Гусаров: Ну как бы в любом случае это такой недорогой сегмент рынка, был вернее недорогой. Сейчас что будет с ценами... Вот тут, к сожалению, я вообще ничего не могу сказать, потому что, к сожалению, не могут сказать ничего про цены на данный момент и сами производители, потому что непонятно, что будет. (У вас, кстати, показывают машину, которая не выпускается.)

Ксения Сакурова: Ха-ха.

Александр Денисов: А это у нас рубрика «Раритеты».

Александр Гусаров: Ха-ха-ха!

Александр Денисов: Вы что думали, мы просто так, что ли, существуем.

Ксения Сакурова: Рубрика «Просто посмотреть».

Александр Денисов: «Просто посмотреть» – это уже для взрослых, не все тут взрослые, как мы выяснили, ха-ха.

Александр Гусаров: Да, некоторых в школах еще, когда я уже вовсю работал.

Александр Денисов: Да, некоторые в школу ходили, да-да-да, когда мы переживали бурные кризисы в стране. Александр Виленович, если уж вернуться к бурным кризисам, ну и бог с ним, пересядем на электрички, доедем до дачи в хорошей компании и с ветерком, ну переживем.

Александр Гусаров: Ну, не хотелось бы...

Александр Денисов: Может, за это время наладится у нас и с полупроводниками, и с комплектующими.

Александр Гусаров: Понимаете, это дело небыстрое. Здесь надо все-таки очень четко понимать, что за 30 лет, что западные компании работают в нашей стране, они принесли такую вещь, как культуру производства. Этого в СССР, к сожалению, не было. Соответственно, тут совершенно другое отношение к рынку, к самому производству, к культуре обслуживания. Да, вот Ян правильно сказал, за эти 30 лет подросло поколение, которое умеет ремонтировать что-то, что-то делать, еще что-то, и в принципе вот эта мировая интеграция, она существует, она нормальная, потому что, например, европейцы не производят микрочипы эти, они им не нужны, потому что есть Тайвань, есть Китай, есть Япония, которая этим занимается, это нормально. Но если уж такая ситуация сложилась, то как бы надо как-то выходить из этой ситуации, простите за тавтологию. Но быстро, к сожалению, сделать это не получится, здесь вот это вот единственный, наверное, самый большой минус.

Александр Денисов: Ну и, наверное, остается утешаться одной простой истиной – рано или поздно это могло с нами произойти и такую проблему рано или поздно все равно пришлось бы решать.

Александр Гусаров: Ну-у-у... Я бы не так не говорил, я бы хотел, чтобы этого не было, так будет правильнее.

Александр Денисов: Ха-ха. Ну, мало ли, что бы мы все хотели, чего бы не было, Александр Виленович, ха-ха.

Александр Гусаров: Потому что без этого было бы лучше и проще гораздо.

Александр Денисов: Понятно, да. Спасибо. Александр Гусаров, автомобильный журналист, поделился с нами, чего бы он не хотел в этой жизни. Спасибо.


Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square