Вступил в силу закон о тюремном сроке для злостных нарушителей ПДД


Иван Князев: С сегодняшнего дня в России вступил в силу закон о тюремном сроке для злостных нарушителей правил дорожного движения. Впервые за неоднократный выезд на встречную полосу или превышение скорости более чем на 60 километров в час грозит уголовная ответственность. Вот остановит ли это любителей полихачить, мы еще поговорим.

Но вообще в этом году для автомобилистов много достаточно изменений в правилах, новых штрафов много, например, за вождение в пьяном виде с маленьким ребенком в салоне там увеличивается штраф, систематическое грубое нарушение правил дорожного движения в течение года, более трех нарушений, тогда тоже меры усиливаются, и сброс из автомобиля мусора... В общем, все они сейчас на экранах, и как будут штрафовать, вы тоже видите.

Марианна Ожерельева: Все ли меры оправданы? Каких, может быть, не хватило? Обсудим обязательно с экспертами. На связи с нашей студией сейчас Антон Владимирович Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза. Антон Владимирович, здравствуйте.

Антон Шапарин: Приветствую.

Марианна Ожерельева: Как вы считаете, эти нововведения что-то изменят? Читала некую аналитику, пока ехала на работу, и многие говорят, что условно уголовная ответственность ничего не поменяет, не остановит никого из лихачей в массе своей.

Антон Шапарин: Ну, абсолютно точно, вы правильную аналитику читали. Дело в том, что она предусматривается для очень-очень узкой категории граждан, это те, кто уже были лишены права на управление транспортным средством за езду со скоростью 60+ или за выезд на встречную полосу или встречные трамвайные пути. Здесь, соответственно, для этих же составов предусмотрена дополнительная ответственность, вот. Нам преподносили, когда закон принимался, что это позволит, собственно, блогеров, разного рода знаменитостей поставить на место рядовых водителей, собственно, они должны перестать после этого злостно нарушать. Мы все видим многочисленные видео, некоторые построили целые YouTube-каналы и Instagram-блоги на создании подобного треш-контента и получают многие миллионы рублей прибыли с этого ежегодно. Некоторые разбиваются, как тот же Саид Губденский, и это влечет за собой серьезную реакцию со стороны государства.

Но, к глубокому сожалению, вот я очень многих знаю этих товарищей, собственно, никто из них под данную статью не подпадает. Все прекрасно понимают, что пока в рядах ГИБДД на дороге процветает коррупция, а она есть, она никуда не исчезла, от ответственности уйти, к сожалению, у нас можно, и те же самые блогеры это подтверждают, тот же самый Эдвард Бил, который ездил на машине, которая не была зарегистрирована долго, годами, и явно бросался в глаза, его 100% останавливали сотрудники Госавтоинспекции, он каким-то образом и права сохранил, и на машине дальше ездил. Я подозреваю, что без коррупционной составляющей здесь не обошлось.

Поэтому единственный, кто сюда могут попасть, – это, к примеру, люди, которые регулярно пользуются трассой М4 «Дон», где есть такая «игра», когда устанавливают знак, временный знак в 30 километров в час ограничение, например, на скоростной магистрали, которая идет на юг, в курортный сезон, никакие работы, конечно, не ведутся, зато «под кустом» находится опытный экипаж сотрудников Госавтоинспекции, который выписывает всем нарушителям штраф как раз-таки за то превышение на 60+ километров в час. И вот эти люди уже попадают в отдельную категорию, зону риска, и я боюсь, что они будут очень сговорчивы на дороге, если вдруг сотрудники Госавтоинспекции будут преследовать коррупционные цели.

Иван Князев: Ну а как тогда бороться вот с этими лихачами-блогерами?

Антон Шапарин: А все очень просто, все на самом деле в законодательстве уже давно есть. У нас есть статья Уголовного кодекса «Хулиганство», которая совершенно отлично ложится на данную категорию лиц, потому что они действительно с умыслом, действительно систематически попирают многие правила и нормы нашего человеческого общежития, нормы закона, и делают это с использованием средств повышенной опасности, автомобиля, который у нас отлично ложится... Здесь есть и уголовная ответственность, и возможность через суд все это доказать.

То есть нужно внимание государства к таким деятелям. Они, например, имеют обыкновение стыдливо прикрывать спидометр, когда снимают свои видео, там чаще всего не видно показателей, но ежу понятно, что они идут со скоростью больше разрешенной, вот, потому что они обгоняют поток «шашечками». Поэтому привлечь их к ответственности можно, они сами на себя создают массу вещдоков, и суды могут все эти видео принимать, собственно, как доказательство их собственной вины. Поэтому здесь нужна просто воля государства.

С другой стороны, у нас перед Новым годом Таганский суд принял решение о блокировке нескольких Instagram-блогеров за вот подобные же видео с нарушениями правил дорожного движения, прокуратура вышла с иском. Ну окей, судебное решение есть, но блогеры с тех пор опубликовали десятки постов и чувствуют себя очень комфортно, судебное решение никто не исполнял.

Иван Князев: Ну а вот, кстати, почему не исполняют? Потому что подобная практика есть, бить их по самому болезненному, на чем они зарабатывают деньги, вот, например, в Германии просто закрывают аккаунт и все.

Антон Шапарин: Ну, то в Германии, а у нас судебное решение есть, а почему его никто не выполняет, лично для меня это тоже загадка. Я очень удивился, увидев одного из них, собственно, абсолютно комфортно себя ощущающим, выкладывающим видео. У него есть спонсоры в лице крупных банков, которые не видят здесь репутационных угроз и вполне без проблем финансируют подобных медийных деятелей. Поэтому мы, конечно, понимаем, что государство российское в данном случае абсолютно беззубо, вспоминаем грустную Мару Багдасарян, которая, к глубокому сожалению, всю систему репрессивных органов, наших контрольных органов, как это цензурно сказать, творчески имела в виду, вот, много месяцев подряд.

Иван Князев: Изящно вы выкрутились.

Антон Шапарин: Вот, с особым цинизмом причем. И здесь мы часто видим действия такие же с особым цинизмом.

Единственное, что может остановить, вот в ГИБДД России сказали: мы заведем рабочую группу, будем смотреть, значит, делать список, смотреть эти видео и делать какие-то выводы. На самом деле выводы можно было сделать в течение суток, потому что таких блогеров у нас очень немного, передать материалы для возбуждения уголовных дел в другие подразделения Министерства внутренних дел, у нас есть и следственные органы, которые тоже могут это делать, там уже возбуждают уголовное дело, собственно, начинают его рассматривать, вызывают этих деятелей. И я абсолютно уверен, что даже после вызова в рамках возбужденной уголовки они перестанут заниматься подобной деятельностью. Больше того, я подозреваю, что бо́льшую часть контента со своих каналов они удалят сразу же, мгновенно. Но, правда, это сложно сделать, потому что интернет, как мы знаем, помнит все.

Марианна Ожерельева: Давайте звонок послушаем. Александр из Нижегородской области. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте, уважаемые ведущие.

Я, конечно, абсолютно согласен вот сейчас с человеком выступавшим, с Антоном...

Иван Князев: ...Шапариным.

Зритель: ...Шапариным, да. Но опять же, поймите, конечно, в тюрьму-то посадить легко, испортить, как говорится, жизнь человеку тоже просто. Опять же, потом кем он будет после этого, после тюрьмы? То есть жизнь человека обрубается одним моментом, думаю, вы все со мной согласитесь, правильно? Правильно. Работу человек не найдет, соответственно, что он будет делать? Пойдет что, красть или побираться, кто куда, кто бомжевать, кто воровать, кто не знаю как жить.

Иван Князев: То есть, по вашему мнению, неизвестно еще, что лучше, да, будет ли он блогером нарушать правила дорожного движения либо потом из тюрьмы выйдет... ?

Зритель: Само собой. Поймите, нет-нет, я не к тому, поймите меня, каждому человеку свойственно ошибаться в этой жизни. То есть блогеры, они все люди молодые, придет время, они повзрослеют, может, что-то исправит их. Но лучше всего, я думаю, качественнее всего, качественно нужно подходить к решению этой проблемы. Нарушил человек правила дорожного движения – не надо его штрафовать, садить, отнимите машину, проще простого.

Иван Князев: А если не его машина?

Зритель: А?

Иван Князев: А если не его машина?

Зритель: У него есть имущество, есть родители, правильно? Зачем нам сажать человека в тюрьму? Лучше пусть будет ему таким хорошим, дорогим примером для него, во-первых, для него самого, для его родителей. Разве это не способ? Как думаете?

Иван Князев: Спасибо вам за ваше мнение.

Марианна Ожерельева: Антон Владимирович, что думаете?

Антон Шапарин: О, я прокомментирую. Ну, с одной стороны, спасибо за поддержку. С другой стороны, мы видим, к примеру, пример Давидыча, блогера-миллионника, который отсидел в тюрьме, правда, за другой состав уголовный, но он имел многочисленные проблемы с Госавтоинспекцией и т. д. Перестал ли он вести себя подобным образом нахальным? – нет, не перестал, он чувствует себя все так же комфортно в своем Rolls-Rayce, это первое.

Второе по поводу конфискации имущества. К глубокому сожалению, в ситуации, когда мы не доверяем абсолютно правоохранительным органам, той же Госавтоинспекции, а я видел опросы о том, что 60% россиян не доверяют Госавтоинспекции, соответственно, мы не можем говорить о том, что это не до конца избавившееся от коррупции ведомство может у кого-то что-то конфисковывать, потому что мы увидим просто разгул покупок золотых унитазов... Вы знаете, я ездил по Киргизии и совсем-совсем в глуши разговорился с водителем, и он говорит: «А у вас гаишники-то как, унитазы себе золотые покупают». Понимаете, это в глуши в Киргизии. Нас окружали бараны и кони, людей вокруг не было, но даже там, в глухих селениях, знают о коррупции в рядах российской полиции. Ну о чем мы говорим в данном случае, о какой конфискации может идти речь? Поэтому...

Марианна Ожерельева: Антон Владимирович...

Антон Шапарин: Тюрьма тоже не выход, к глубокому сожалению. В Германии придумывают механизмы, Idiotentest они проходят, например, подобные нарушители.

Марианна Ожерельева: Но возможно ли внедрение вот подобных историй в России? То, о чем вы говорите, правда, если мы берем составляющую коррупции, представили другую Россию, в которой нет коррупции, например, нет людей, которые дают еще взятки, это же очень важный момент, те, кто берут, и те, кто дают.

Антон Шапарин: Да.

Марианна Ожерельева: Тоже философский вопрос. И давайте порассуждаем, какие меры извне могли бы здесь прижиться. Вот не то, что мы придумываем, законом, тюрьмой, – как можно было бы еще ограничивать этих лихачей? Мы все на них смотрим, мы смотрим YouTube, смотрят дети, взрослые, любая категория людей, все это видят, но никто же не написал, не сказал «вот не буду смотреть». Все, вот давайте не будем смотреть, например, и у него не будет этого миллиона подписчиков, не будет рекламы и все, он бедный, не будет Rolls-Rayce. Казалось бы, все очень просто, но мы же продолжаем смотреть, а он продолжает ездить.

Антон Шапарин: Да, безусловно. Такой контент востребован у россиян и не только, впрочем, у россиян, он много у кого востребован. Понимаете, здесь несколько составляющих. Первая: когда шло разбирательство по делу Ефремова, когда вся страна увидела, что даже большой артист, знакомый вообще со всеми, не может уйти от ответственности и уезжает на 6 лет варежки шить, очень многие даже мои знакомые сказали: «Кажется, все, кажется, привилегии на дороге начинают заканчиваться». И тогда ГУВД Москвы прямо пришло и сказало: действуем со всей прямотой и строгостью закона. Собственно, если ГУВД Москвы может, то могут и другие подразделения, я думаю, во-первых, и здесь нужно просто работать с руководящим составом подразделений, чтобы они сами были заинтересованы в этом.

Во-вторых, понимаете, у нас ситуации, когда, не знаю, у бывшего губернатора Липецкой области забирают права и т. д., это все влияет. И когда мы увидим в медиа постоянный поток информации о том, что на российских дорогах уйти от ответственности больше нельзя, раньше было можно, но сейчас даже вот эти власть имущие и вот эти деньги имущие уйти не смогли, значит, и ты не уйдешь от ответственности. Собственно, они будут очень отрезвляюще действовать на многих автовладельцев.

Вторая история – это на самом деле психологическая и психиатрическая даже помощь. Потому что в Германии человека, который пьет за рулем, например, считают не очень здоровым человеком и отправляют его к психологу и к психиатрам для прохождения специального теста, который с первого раза сдать невозможно. И он проходит у человека, у врача, по сути дела лечение...

Иван Князев: Реабилитацию.

Антон Шапарин: ...с его психологическими проблемами разбираются. У нас такой системы нет, и вот сюда нужно двигаться. Потому что мы ужесточили наказание для пьяных водителей несколько раз подряд, вы удивитесь, цифры совпадают по количеству пьющих за рулем до сотен за год, ничего не изменилось. Палка не работает.

Иван Князев: Но вы понимаете же, что такие меры, они же тоже могут использоваться ой как нехорошо, когда мы заставлять будем людей лечиться таким образом.

Антон Шапарин: Если врачи начнут злоупотреблять возможностями...

Иван Князев: Да, злоупотреблять фактически этой мерой.

Антон Шапарин: Да, конечно, Минздрав говорил недавно о том, что появятся какие-то медкомиссии, которые будут, значит, лишать по сути водителя удостоверения водительского, приостанавливать его, пока там разбирательство не произойдет, и мы понимали, что вот здесь возникает лобовой совершенно коррупционный риск. Но, понимаете, систему можно отстроить так, что она будет понятной и прозрачной, не какой-то конкретный человек принимать решение исходя из своих собственных воззрений на жизнь, а жесткая, четкая, контролируемая ситуация. Мы же, например, способны наладить работу камер фото- и видеофиксации нарушений, они работают действительно, они... Если водишь по Москве, понимаешь, что здесь водят гораздо-гораздо аккуратнее, чем в ряде других городов России, просто потому, что камеры везде и ты хочешь не хочешь, но ты под нее попадешь, вот, и это дисциплинирует, равно как и многие другие профилактические меры.

Но, например, работу... Понимаете, в работе Госавтоинспекции, если посмотреть их устав, там же ключевое, на первом месте, и президент об этом говорил неоднократно, ключевое место – это предупреждение нарушений правил дорожного движения. Что у нас делается с предупреждением нарушений? – ровным счетом ничего. Мы даже знаки перед камерами убираем в населенных пунктах, теперь в той же Москве висит один знак о том, что ведется фото- и видеофиксация, на въезде и все. В той же Белоруссии, например, предупреждают водителя о том, что опасный участок, ведется фото- и видеофиксация, стоит соответствующий знак, водитель сбрасывает скорость, не происходит аварий, не происходит нарушений правил дорожного движения. Здесь нужно двигаться в эту сторону. У ГИБДД есть подразделения, связанные с пропагандой, чем оно занимается, я вообще не представляю. Сколько государственных денег они получили в качестве зарплаты? Подозреваю, что много, и гораздо больше пользы для российского общества...

Иван Князев: Ну да, Антон, ладно, понятно-понятно.

Марианна Ожерельева: Спасибо.

Иван Князев: В общем, профилактика и еще раз профилактика, чем просто карательные меры.

Антон Шапарин: Да.

Иван Князев: Спасибо вам большое!

Антон Шапарин: Потому что они не работают.

Иван Князев: Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза, был с нами на связи.

Несколько SMS. Из Иркутской области: «Закон будет работать только против простых людей, власть имущие и их отпрыски сюда не попадают». Считают в Башкортостане, что все-таки надо лечить насильно таких людей, правда, от дурости, не от алкоголизма, тут вот речь...

Марианна Ожерельева: Да.

Иван Князев: «Очередная кормушка для ГИБДД», – это мнение из Краснодарского края. Из Коми: «Верно, лишь тюрьма лихачей остановит».

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square