Антон Шапарин: В парке «Лосиный остров» есть две дорожки – одна для человека, другая для самоката.

Но идти к этому мы будем десятилетия

Марианна Ожерельева: В эфире программа «ОТРажение».

Самокатчикам запретят пересекать дороги по пешеходным переходам. Минтранс подготовил проект постановления о соответствующем запрете. По оценке чиновников, ограничение создаст безопасные условия в зоне пешеходных переходов.

А что вы думаете, уважаемые телезрители? 5445 – SMS присылайте, 8-800-222-00-14 – телефон прямого эфира. Вот как надо поступать, ужесточать, ограничивать самокатчиков, и вот этот запрет, что хотя бы по «зебре» не смогут ездить, как-то позволит сохранить наши с вами жизни?

Потому что действительно, мы сейчас покажем графику, она очень важна: количество ДТП – это не голословное утверждение, это вот та самая сухая статистика – увеличивается, поэтому действительно надо принимать какие-то меры. Об этих мерах, о регулировании поговорим прямо сейчас.

Со мной в студии Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза. Здравствуйте, Антон.

Антон Шапарин: Да, приветствую.

Марианна Ожерельева: Сначала хочу ваше личное мнение услышать. Вот вас, так скажем, раздражает, бесит наличие самокатов на дорогах?

Антон Шапарин: У меня нет личного мнения в эфире, я функция.

Марианна Ожерельева: Ну вы же... Нет, давайте как гражданин. Вы ходите по улицам Москвы и не только...

Антон Шапарин: Меня раздражают люди, которые используют технику, которой не существует в правовом поле.

Марианна Ожерельева: Вот.

Антон Шапарин: И меня раздражает то, что, если он меня собьет, он не будет виноват, потому что неизвестно, когда он виноват, а когда я виноват. Меня раздражает то, что если он врежется в машину, то автомобилист никому ничего предъявить тоже не сможет, потому что здесь правовое поле абсолютно пустое. И поэтому что меня раздражает? Меня раздражает не электросамокат, а то, что наше любимое государство уже который год эту проблему решить не может.

Сейчас я слышу минтрансовское предложение по поводу того, что нельзя «зебру» пересекать, и не знаю, видно в кадре или нет, но у меня шевелятся волосы сейчас.

Марианна Ожерельева: Что такое?

Антон Шапарин: А эти милые люди забыли...

Марианна Ожерельева: Из Минтранса?

Антон Шапарин: (Из Минтранса.) ...что в России существует единственный документ, который определяет, кому что можно, кому что нельзя пересекать на дороге, и он называется «Правила дорожного движения». Любое постановление, это все равно что, приказ, распоряжение, мнение...

Марианна Ожерельева: Запрет.

Антон Шапарин: То есть любая бумага, которую Минтранс сейчас подпишет, исторгнет из себя, – это как огнестрельное ранение лечить подорожничком, примерно то же самое с правовой точки зрения. Если бы Минтранс хотел что-то изменить, то сейчас он предложил бы поправки в правила дорожного движения, которые наконец-то, боже мой, можно поправить! Правительство готово разрешить внесение поправок в ПДД, и вот этим должен заниматься Минтранс. Но они подготовили какой-то непонятный документ с непонятными целями. То есть мы не создаем отдельный раздел правил дорожного движения для электросамокатчиков...

Марианна Ожерельева: Подождите, так, может быть, потом это станет отдельным правилом?

Антон Шапарин: Сначала мы примем документ, который никому не нужен и ни на что не влияет...

Марианна Ожерельева: Поэтапность.

Антон Шапарин: ...потратим на это государственное время, получим за это зарплату... Это не поэтапность – это имитация бурной деятельности. У нас Минтранс последние несколько лет... Честно, наверное, вот ничьи больше инициативы не заводят меня в такой вот эмоциональный ступор. Владимир Вольфович Жириновский...

Марианна Ожерельева: ОСАГО вас заводит.

Антон Шапарин: Это да. Вы знали бы, как их заводит то, что это заводит меня...

Марианна Ожерельева: О них потом давайте, да.

Антон Шапарин: Короче, Владимир Вольфович Жириновский, все там Михаилы Дегтяревы и т. д., люди, которые предлагали запрещать чеснок, – это не так страшно, как Минтранс.

Марианна Ожерельева: Вот как.

Антон Шапарин: Потому что вот сейчас они предлагают: давайте примем документ, который ничего не меняет.

Марианна Ожерельева: Ладно, Антон, раз вы эти три буквы уже обозначили, я о ПДД, наши корреспонденты в разных городах большой страны спросили, нужны ли эти самые правила дорожного движения для водителей самокатов. Вот какие ответы получили, давайте вместе посмотрим.

ОПРОС

Марианна Ожерельева: Вот замечательно, «права же есть у всех».

Антон Шапарин: Абсолютно.

Марианна Ожерельева: Почему действительно их пустили на улицы, не только столицы, но и в разных других городах, но при этом не дали некий свод правил, по которым они должны ездить?

Антон Шапарин: Не знаю. Я писал в мэрию грустные письма на эту тему, еще когда они разрешали и всем Дептрансом предлагали «а давайте всей страной пересаживаться на электросамокаты». Я писал: а может быть, сначала законодательство примем, а потом выпустим вот этого вот джинна из лампы?..

В итоге у нас как получилось? У нас миллионы людей купили такую технику...

Марианна Ожерельева: То есть появился прокат, плюс люди в личное пользование стали покупать...

Антон Шапарин: Прокат ладно, с прокатом проблем меньше всего, потому что его можно силами прокатных компаний регламентировать, и скорость им ограничивать можно, и отслеживать, где они ездят, и выключить его удаленно можно, и т. д. То есть там есть некие возможности по управлению этим. Сейчас один знакомый ездит на электросамокате, который совершенно без проблем едет 80, и я хочу посмотреть, каким образом его будут догонять сотрудники Госавтоинспекции дворами, – никаким образом не будут, потому что это невозможно.

Марианна Ожерельева: Слушайте, какой ужас...

Антон Шапарин: И сейчас частный электросамокат – это самая большая проблема. С прокатными тот же Дептранс разберется отлично совершенно. Вон, у нас мэрия Новосибирска ведет же затяжную позиционную войну с сервисами проката самокатов...

Марианна Ожерельева: И?

Антон Шапарин: Они их сначала разрешили, потом выяснилось, что боже мой, что происходит, потом запретили. Сейчас все это ушло в суды. Но не будет же мэрия Новосибирска судиться с сотнями тысяч граждан, жителей Новосибирской области, которые купили такие изделия? Не будет.

Марианна Ожерельева: Антон, перебью. Мне тут, правда, Михаил, наш постоянный телезритель из Краснодарского края, говорит: «Марианна, не перебивай Антона, парень дело говорит!» Михаил, я вас буду слушаться, это 100%...

Антон Шапарин: Нельзя, нет.

Марианна Ожерельева: Вы каждый день что-то пишете, спасибо вам. Но вынуждена перебить, потому что звонок у нас, а надо уважать всех ведь, да? Все обладают правами.

Антон Шапарин: Абсолютно.

Марианна Ожерельева: Потому что до нас дозвонился Сергей из Краснодарского края. Сергей, здравствуйте, мы вас внимательно слушаем.

Зритель: Ну вот я смотрю частенько ваши программы, ваш канал, и программа о самокатах выходит в эфир уже не первый раз.

Марианна Ожерельева: Все верно.

Зритель: Но сама тема запретить самокаты, она звучит, мне кажется, неправильно.

Марианна Ожерельева: А как надо, Сергей?

Зритель: Не надо ничего запрещать – надо просто уравнять, причислить самокаты к механическим транспортным средствам...

Антон Шапарин: Да.

Зритель: ...со всеми вытекающими последствиями: водительское удостоверение, соблюдение ПДД, наличие средств защиты...

Антон Шапарин: Да.

Зритель: ...и уважение, самое главное, правил дорожного движения. Если где-то какие-то прокатные конторы сделают отдельные площадки изолированные, там уж можно, я думаю, и без прав покататься, если это закрытая изолированная площадка. Но, если человек выезжает на места общего пользования, на тротуары, на дороги, тут надо навести железный порядок – просто приравнять к механическим транспортным средствам.

Марианна Ожерельева: Спасибо вам за ваши такие правильные и очень спокойные в голосе предложения.

Антон, очень любопытная история: к моменту нашего диалога уже были сообщения «А почему их так много?». Развиваются сообщения, их больше. Из Тульской области: «Запретить надо было еще вчера этих сумасшедших самокатчиков». А дальше нам говорят: «Деньги кому-то некуда девать, открыли прокат самокатов?» – из Башкирии. «Все у нас в стране делается ради прибыли, а не ради безопасности людей», – из Коми.

А вот действительно, и мы говорим сколько лет уже в эфире об этом, и вы говорите, письма даже писали, отписки получали, и вот опыт Новосибирска есть, дали, убрали, судятся теперь... А почему их правда так много, вот несмотря на эту оголтелую просто политику, риторику?

Антон Шапарин: Очень простой ответ – люди ленивы.

Марианна Ожерельева: Да ну прекратите.

Антон Шапарин: Смотрели мультик «ВАЛЛ-И»?

Марианна Ожерельева: Смотрела, плакала.

Антон Шапарин: В мультике со временем, в далеком будущем, люди будут ездить на непонятных капсулах и потреблять большое количество фастфуда.

Марианна Ожерельева: Так.

Антон Шапарин: Я смотрю на многих пользователей электросамокатов и думаю: почему вы не выбрали велосипед? И понимаю почему: потому что, во-первых, это надо грести, а электросамокат легко зарядить, это дешево и доступно. И поэтому, собственно, многие и выбирают...

И я понимаю почему. Если бы у меня был инстинкт самосохранения не таким развитым, я бы тоже купил себе электросамокат, но я хочу жить, поэтому у меня электросамоката нет. У меня есть велосипед, я на нем езжу сотни километров на самом деле каждый месяц, но только в парках, потому что я тоже хочу жить, я не езжу на нем в городе без инфраструктуры для этого. А многих людей не беспокоит отсутствие инфраструктуры. Их не беспокоит то, что нет правил, их не беспокоит то, что, если их кто-то собьет, этот человек потом будет садиться в тюрьму, несмотря на то что они ехали в левом ряду Садового кольца... Их это не беспокоит.

Марианна Ожерельева: Антон, подождите, вот человеку предлагают какую-то еду попробовать – его же не беспокоит, точнее он не знает, что там. Так же и здесь: дали этот самокат, но не объяснили как. Но интересная штука, люди начали пользоваться.

Антон Шапарин: У нас есть правила дорожного движения, их нужно было сначала поправить, безусловно.

Марианна Ожерельева: Сначала.

Антон Шапарин: Но у нас получилось наоборот, телега в очередной раз поехала впереди лошади, и мы изобретаем вот такие конструкции, которые, к глубокому сожалению, стоят жизней. И здесь можно было бы... Достаточно легко это дело разграничить. У нас есть те же прокатные сервисы, которые можно контролировать, и там мы ограничиваем скорость определенным уровнем километров в час, допустим, 15, и они ездят только и исключительно на пешеходной территории, потому что это скорость роликов или чего-то такого.

Если техника частная и мы ее контролировать не можем, а мы любую частную технику контролировать не можем, то, собственно, как сказал наш уважаемый слушатель с Кубани, зритель... (Кстати, я приехал на машине, у которой внизу написано «Кубань», «Краснодар», так что даже на краснодарских номерах раньше мог приехать.) Как получается? Права, обязанности, знание правил дорожного движения, экзамен, шлем на голове. Потому что мы еще же и лечим этих граждан, которые врезаются, за счет наших общих средств.

Марианна Ожерельева: Да-да.

Антон Шапарин: Это грустная правда, никто на это смотреть не хочет, но это так. И я надеюсь, что сейчас у нас получится внести соответствующий раздел в правила дорожного движения, Министерство внутренних дел на эту тему работает, у нас глава Госавтоинспекции обещал до 1 января разобраться с проблемой электросамокатов...

Марианна Ожерельева: Вот как?

Антон Шапарин: Да, и он упомянул слово «конфискация».

Марианна Ожерельева: У частных лиц, получается?

Антон Шапарин: Судя по всему. Наши юристы, конечно, тут хищно улыбнулись, потому что представили себе, что они будут делать с Госавтоинспекцией в судебном процессе при конфискации... Но пока что правовой основы для таких действий нет, поэтому будем наблюдать.

Марианна Ожерельева: Хорошо.

Антон Шапарин: Главное – поправить правила дорожного движения и поправить прилагающийся к ним КоАП. Потому что мы сейчас же не можем штраф ввести для электросамокатчиков за что-то, потому что КоАП подразумевает штраф за нарушение правил дорожного движения. То есть сначала мы правила разблокируем, и наконец-то это вот сейчас произойдет.

Марианна Ожерельева: Перебиваю. Михаил, извините, надо...

Антон Шапарин: Так надо.

Марианна Ожерельева: Звонок из Курска. Любовь, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Слушаем вас.

Зритель: У меня такой вопрос. Самокаты выдали, ездят такие совершенно не взрослые, дети, да, и почему они едут по тротуару, а не по проезжей части? Либо наши ГИБДД не хотят отвечать за них как за транспортное средство, а идут пешеходы и оборачиваются каждый раз, чтобы увидеть, не сзади ли он, или где-то он может втиснуться. Тут тебе и перелом, и увечья такие серьезные. Вот что делать людям? Во-первых, никаких опознавательных знаков у них нет, его потом не поймаешь, не догонишь, а люди получили серьезные увечья. Как быть? Почему наши органы не могут продумать? Прежде чем пустить эти самокаты, надо было правила какие-то определенные придумать.

Марианна Ожерельева: Любовь, а позвольте вам вопрос. Все-таки был ли у вас какой-то личный опыт такого столкновения? Или, может быть, вас как гражданина, который идет по улицам, раздражает наличие таких вот самокатчиков?

Зритель: Нет, меня не раздражает, но почему им разрешили по тротуару?

Марианна Ожерельева: Спасибо вам.

Зритель: У нас есть двустороннее движение – значит, разрешите, какую-то полосу им отделите, чтобы он ехал по одному тротуару...

Марианна Ожерельева: Спасибо, спасибо. Вот тоже очень рационально же все.

Антон Шапарин: Абсолютно. Какие звучат предложения? Создать для этого вида транспорта отдельную инфраструктуру...

Марианна Ожерельева: Да.

Антон Шапарин: То есть разграничить транспортные потоки, чтобы они не пересекались с автомобилистами и пешеходами, соответственно, не погибали и не убивали сами. И все это разумно и правильно, но, понимаете, я вот не запомнил, как зовут уважаемую...

Марианна Ожерельева: Любовь.

Антон Шапарин: Любовь, понимаете, у меня мое маленькое сердечко черное сжимается каждый раз, когда мне говорят: «А почему наше государство не предусмотрело что-то до?» Потому что этому государству в лице разных ведомств рекомендовали часто какой-то пакет решений еще до того, как это явление начало в полную меру работать.

Марианна Ожерельева: У нас, да?

Антон Шапарин: И к сожалению, система работает так, что у нас сначала... Знаете, меня один из моих учителей, он прошел большую школу ЦК КПСС, и он говорил: «Антон, ты бумажку, вот к тебе пришла, ты ее не подписывай сначала, она у тебя вылежаться должна. Если она не вылежалась, то и, собственно, нельзя ее направлять дальше». Но, по моему опыту наблюдений, хороший проект нормативного акта вылежаться должен не меньше 3-х лет, потому что иначе, наверное, он незрелый или еще что-то. Притом что, если бы органы власти приглашали грамотных внешних юристов, для того чтобы подготовить или доработать, допилить проект нормативной базы... Ну вот сейчас у нас ФГУП «НАМИ» разработало, значит, ГОСТ для самокатов, который является базовым документом...

Марианна Ожерельева: Все прямо над самокатами... Так.

Антон Шапарин: Да. НАМИ, автомоторный институт, разработал такой документ, это Минпромторг, считай, разработал. А что он подразумевает? Он говорит, что «производители у нас должны делать», и дальше 300 страниц того, что...

Марианна Ожерельева: Производители самокатов?

Антон Шапарин: Да, того, что они должны делать. Они должны закладывать наши, китайские производители должны закладывать наши зоны, парки, в этих парках ограничивать скорости и т. д.

А я смотрю на это и думаю: ребята, я сертификат, для того чтобы ввезти самокаты, в Киргизии куплю за 20 тысяч рублей, и ваш ГОСТ мне будет совершенно не нужен. Но ведь целый научный институт работал над этим эпическим творением, которое никто никогда не выполнит. И они же прекрасно в курсе, что, так как у нас есть Киргизия и Казахстан в Таможенном союзе, их сертификаты принимаются у нас, и любой товар из Китая получает киргизский сертификат и приезжает сюда. Все, и на этом кончается эта грустная история, можно было ГОСТ и не писать, ничего не изменилось. Но тогда они бы не получали зарплаты.

Марианна Ожерельева: Но надо же что-то делать.

Третий раз перебиваю – Владислав из Сахалина до нас дозвонился. Владислав, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Слушаем вас.

Зритель: Я вот вас слушаю, вы там говорите, надо специальные дорожки делать, определенное место, чтобы катались в определенном месте. А не проще сделать ограничение скорости на самокатах? Вот если, например, у тебя денег хватает на то, чтобы купить самокат дорогой, значит, тебе хватит денег поставить какой-то прибор определенный, чтобы не развивать большую скорость. Сделать ему 20 километров в час, и он уже не будет разбиваться и не будет пешеходов...

Антон Шапарин: Здесь проблема.

Марианна Ожерельева: Владислав, получается, у прокатчиков сегодня как раз это ограничение есть, а вы именно...

Антон Шапарин: Да, у них это есть.

Марианна Ожерельева: ...о тех, у кого в личном пользовании.

Антон Шапарин: Да. Но мы же прекрасно знаем, что жучки для воровства электроэнергии, может быть, изобрели на нашей территории Земли. И мы прекрасно понимаем, что любой девайс, который у нас устанавливает любое устройство, которое будет что-то ограничивать для человека, у нас мгновенно будет взломано. Доходит до смешного: мы продаем американским аграрным компаниям взломанный софт для комбайнов, потому что сейчас производители комбайнов очень ограничивают фермеров, а наши все взломали так, что... И еще зарабатывают на продаже этого софта.

Марианна Ожерельева: Какие молодцы, смотрите.

Антон Шапарин: Да, удивительно, вот это импортозамещение и есть.

Короче, я боюсь, что здесь нужно идти другим путем. Здесь нужно было бы действительно электросамокаты, если бы это было, принималось несколько лет назад, жестко сертифицировать, ограничить прием таможней сертификатов из других, сопредельных стран и т. д., ввести категории, т. е. самокат, который едет 20, это мопед, у него есть права и обязанности, который едет 60 – это мотоцикл, у него есть права и обязанности... Но поезд ушел, не выйдет, все, они есть, они тут, они с нами.

И к глубокому сожалению, поправить ситуацию уже не выйдет, потому что я живо себе представляю, конечно, электросамокат, который ускользает от сотрудников Госавтоинспекции, я видел много таких видео. Одного деятеля гоняли по Казани 3 часа, в итоге, правда, поймали, но это потому, что у него села батарейка. И много ли у нас сотрудников Госавтоинспекции? Нет, не много. И я прекрасно понимаю, что создавать электросамокатную инфраструктуру...

Марианна Ожерельева: Да.

Антон Шапарин: ...в условиях, когда у нас везде секвестр бюджета...

Марианна Ожерельева: Извините, дорог не хватает.

Антон Шапарин: Дорог не хватает, мы по количеству дорог находимся на таких отстающих позициях, что мне грустно иногда... У нас президент открывает, извините, транспортную развязку, ну потому что это очень важно... Ну, это для меня...

Марианна Ожерельева: Нацпроект.

Антон Шапарин: Да, это для меня такие вот истории грустные. Поэтому я прекрасно понимаю, что мы можем принять любые правила сейчас, внести поправки в КоАП, драконовские штрафы и все такое прочее, но при этом ловить их все равно будет некому.

И здесь я вернусь к одному из любимых своих персонажей: у нас есть в Госавтоинспекции целое управление про пропаганду безопасности дорожного движения.

Марианна Ожерельева: Вообще-то да.

Антон Шапарин: Да. И эти люди должны были бы объяснять обществу, сидя на моем месте здесь, сейчас, в студии, как вести себя. Это «Общественное телевидение», это было бы логично. Но они к вам не придут.

Марианна Ожерельева: В школы ходят?

Антон Шапарин: Они? В школы? О, нет, конечно, зачем им это надо? Вы знаете, я занимаюсь в тренажерном зале...

Марианна Ожерельева: Вы там с ними встречаетесь?

Антон Шапарин: Это подпольный зал в школе.

Марианна Ожерельева: Так.

Антон Шапарин: И там есть, значит, стенд про безопасность. Стенд аж целого 2002 года наклейки. С тех пор на нем ничего не появилось, он просто пустой, я наблюдаю его годами, это интересно.

Марианна Ожерельева: Прикрепите что-то.

Антон Шапарин: Это пусто.

Марианна Ожерельева: Антон, Челябинская область. Не могу вот этот глагол зачитать... Значит, мы надоели со своими уже самокатами, москвичи.

Антон Шапарин: А.

Марианна Ожерельева: Так это все-таки по всей стране сегодня этот бум самокатов?

Антон Шапарин: Конечно, да.

Марианна Ожерельева: Или только действительно... ? То есть мы фиксируем в регионах?

Антон Шапарин: Ну, в силу климата в Якутии их меньше, чем в Краснодарском крае.

Марианна Ожерельева: Да, но они есть.

Антон Шапарин: Но проблема общая, да. И сейчас... Это же не только электросамокаты, они появятся в других категориях транспорта. Прошлой зимой очень бодро продавались электрические, мне сложно назвать это, такая механическая лыжа...

Марианна Ожерельева: Лыжа, да.

Антон Шапарин: Да, и многие... У меня знакомый на ней разбился.

Марианна Ожерельева: Разбился?

Антон Шапарин: Да.

Марианна Ожерельева: Давайте теперь как раз об увечьях. Ленинградская область: «Дважды на меня наезжал самокат на тротуаре, в т. ч. один раз с серьезными последствиями». Пермь: «Запрет ничего не даст. Как научить людей уважать друг друга?» А еще нам говорят, что мы год уже обсуждаем эту тему и ничего нет, я по памяти сейчас, что предлагают сменить тех, кто этим занимается. Вы слишком много назвали структур и ведомств, которые пишут что-то о самокатах, как-то их на бумаге регулируют, а получается, необходимо внести лишь поправки в правила дорожного движения. Антон, мы движемся в эту сторону очень медленно, но все-таки скоро придем, или мы очень далеко?

Антон Шапарин: Я вам отвечу очень лаконично, кратко и грустно: я не видел ни одного внятного проекта Минтранса, ни единого. Может, я их не видел, может, они есть и от меня их прячут, но у нас эти люди когда прошлые правила написали, предложили... Детские, знаете, такие колесики в кроссовках?

Марианна Ожерельева: Да.

Антон Шапарин: Вот они их признали таким же видом транспорта, как электросамокаты, которые едут 80. Ну да, и ролики. Ролики нужно было, по их правилам, обязательно снимать, когда ты переходишь пешеходный переход. Вероятно, это писали...

Марианна Ожерельева: В чем?

Антон Шапарин: В чем, не знаю. По асфальту по горячему ты идешь босиком, плачешь, вспоминаешь Минтранс...

Марианна Ожерельева: Так.

Антон Шапарин: То есть это писали люди, которые с реальной жизнью, наверное, не соприкасаются вообще. И это, конечно, очень грустно, потому что наталкивает нас на то, что эти инициативы должны проходить серьезный внешний аудит людей, которые понимают в вопросе, но, к сожалению, этого нет.

Марианна Ожерельева: Антон, а еще вот некий такой образ самокатчика. Потому что много сообщений, зачитаю одно: «Кто эти люди?» Вот что думают те, кто нам пишут на SMS-портал (5445) из Коми: «Как тупо выглядят самокатчики! Они сами-то себя видят со стороны? Лучше бегать, это полезнее, а стоять на самокате – какая-то атрофия организма». А как вы считаете, вот у вас сложился уже некий портрет? С одной стороны, мы видим людей, даже наблюдала с рюкзаками, с портфелями...

Антон Шапарин: Очень разные люди.

Марианна Ожерельева: Да, те, кто едут в офис, т. е. и они говорят, что это транспортное средство, чтобы добраться, «не хочу общественный транспорт».

Антон Шапарин: Я вам каюсь: я по Цветному бульвару периодически езжу в Госдуму с электросамокатом, в костюме.

Марианна Ожерельева: То есть это не самые плохие люди.

Антон Шапарин: Это очень разные люди. Это люди с детьми и т. д. Это люди в возрасте. Нельзя их ограничивать, потому что государство что-то не предусмотрело. Нужно как-то так объяснить им, во-первых, а во-вторых, создать для них какую-то такую инфраструктуру, где они не будут мешать другим людям. Не знаю, у меня перед глазами пример парка «Лосиный остров», где есть две дорожки: одна для человека, другая для самоката. Но идти к этому мы будем десятилетия.

Марианна Ожерельева: Как и протяженность этих дорожек.

Спасибо огромное, Антон! Как всегда, очень весело и при этом конструктивно. Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза, сейчас был со мной в студии.

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square