Антон Шапарин: Большая часть популярных моделей на российском авторынке рискует превратиться...


Антон Шапарин: Большая часть популярных моделей на российском авторынке рискует превратиться в запасные части


Виталий Млечин: Сейчас обсудим достаточно тревожную новость: специалисты и страховые компании прогнозируют резкий всплеск числа угонов автомобилей в России. Причины просты: нехватка автомобилей у дилеров, перебои с поставками запчастей и серьезное подорожание оставшихся на рынке моделей. Ну, это как раз все может наблюдать любой автомобилист, любой, кто захочет обслужить свою машину или зайдет в автосалон, посмотрит, что там сейчас продается и за сколько.

Марианна Ожерельева: Поэтому возникает вопрос, чего же надо бояться тем, кто владеет сегодня автомобилем. Видимо, все-таки автомобиль становится роскошью, да, сейчас, не средством передвижения.

Виталий Млечин: Ну, не хотелось бы это признавать, но вполне...

Марианна Ожерельева: Мы видим, это так.

Виталий Млечин: Мы сейчас как раз и у вас тоже об этом спросим, как вы считаете.

Марианна Ожерельева: Пишите, да, и звоните. Ну и хочется понять, какие же машины в зоне риска и можно ли как-то защититься. Давайте в этом непростом вопросе разбираться.

Виталий Млечин: Да. Напомним наш телефон, 8-800-222-00-14, 5445 – короткий номер для ваших SMS-сообщений, все бесплатно, в этом перемен никаких нет.

С нами на прямой связи вице-президент Национального автомобильного союза Антон Шапарин. Антон Владимирович, здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте.

Антон Шапарин: Приветствую, да, приветствую.

Виталий Млечин: Как вы считаете, ну тревожный такой прогноз. Ну, казалось бы, действительно, в кризисных моментах вообще растет количество правонарушений, в т. ч., естественно, угонов автомобилей. Но сейчас на кризис в целом накладывается еще и кризис конкретно автомобильный, что новую машину сейчас практически не купишь, потому что цены просто улетели в космос, с запчастями тоже могут сложности возникнуть. Вот как вы считаете, злоумышленники воспользуются этим?

Антон Шапарин: Ну, они не просто воспользуются, они уже пользуются, и уже на самом деле не первый месяц. Потому что тенденция, она началась еще достаточно давно, когда мы столкнулись с первыми заметными перебоями, с удорожанием автомобилей и т. д., в том числе за счет дилерских накруток и наценок, еще во время пандемии, пандемийного кризиса. Ну, из кризиса в кризис двигаемся, собственно.

В новом кризисе у нас добавилась логистическая полная неопределенность, ряд больших компаний логистических отказались работать с Российской Федерацией. Валютная составляющая, вот господин Тосунян сейчас вносил тут ясность, с валютой, собственно, ничего не понятно, курс не определен, рубль потерял свою конвертируемость, сейчас, собственно, непонятно, как импортерам покупать необходимый объем валюты, для того чтобы его, собственно, использовать для внешних закупок, как везти эти запчасти и машины...

Короче, непонятно ровным счетом все, и в этой неопределенности, конечно, злоумышленники будут закрывать эту нишу, закрывать дефицит базовых запчастей. Бо́льшая часть массовых моделей, которые на российском рынке в последние годы были популярны, такие как корейские Hyundai, Kia, простейшие Volkswagen и т. д., они будут уходить в разборку и превращаться в бэушные запчасти на онлайн-сайтах.

Марианна Ожерельева: Ага. Антон, а подскажите, пожалуйста, тем, кто не в теме, – статистика о чем говорит по угону? У нас как-то она в последние годы лучше или хуже? И ожидания-то какие, раз говорят, прогноз, будут угонять, мошенничество будет развиваться? От какой цифры отталкиваемся сейчас?

Антон Шапарин: Вы знаете, мы долгие годы наблюдали по данным МВД снижение количества угонов, это была устойчивая абсолютно тенденция. Мы не располагаем последними цифрами вот за этот изменившийся промежуток времени, слишком мало времени прошло. Но если бьют в тревогу страховые компании, они, собственно, первыми ощущают, еще до формирования какой-либо статистики, первыми ощущают удар, они должны платить, собственно, за эти угоны, мы видим резкий рост тарифов КАСКО, это уже произошло. То, что стоило раньше в 2 раза дешевле, сейчас местами становится неподъемным, КАСКО угон и тотал…

Марианна Ожерельева: Какой ценник?

Антон Шапарин: ...она подорожала, вот эта страховка, почти в 2 раза, сегодня оформлял мой один знакомый. Поэтому, к сожалению, в цифрах пока ничего нет, но тенденция очевидная.

Виталий Млечин: А нет ли какой-то информации относительно того, как будет развиваться ситуация? Потому что сейчас действительно приходит информация такая взаимоисключающая: сегодня какой-то крупный автопроизводитель говорит о том, что он приостанавливает продажи, на следующий день выясняется, что нет, ничего не приостанавливается... Вот скажите, пожалуйста, как в целом по рынку ситуация выглядит? Можно ли сейчас хоть какой-то обзор дать?

Антон Шапарин: Ну, ключевая ситуация – это даже не то, что кто-то из автопроизводителей что-то заявил, а способен он сюда привезти компоненты и автомобили или нет. Бо́льшая часть логистических операторов сейчас сложила руки и с грустной миной смотрит на ситуацию, потому что контейнерные поставки, которые осуществляли основной объем поставок запчастей, по целому ряду крупнейших операторов стоят насмерть.

Частологистика осуществлялась за счет поставок автотранспортом из Европы, собственно, через территорию Белоруссии и даже Украины, «АвтоВАЗ», например, закупал через Украину запчасти, – все это встало. Дальше наблюдаются проблемы, банально нашим дальнобойщикам в Европе режут шины, они, собственно, встают там, и встают надолго, и здесь все попадают на форс-мажоры. Поэтому попадание грузов сейчас в Российскую Федерацию часто происходит благодаря чудесному стечению обстоятельств.

Логистические коридоры через другие страны, через Казахстан, через Армению, через Грузию и т. д., еще не отлажены, собственно, поставщики запчастей взаимоотношения с новыми логистическими операторами... Да, например, корейцы, китайцы, они работают, логистические компании, наша FESCO работает, контейнерные поставки. Есть поставки контейнеров из Китая по железной дороге из России. Они, правда... Все, что попадает на железную дорогу, становится золотым, это правило, которому уже лет 13...

Марианна Ожерельева: Оно дешевле, чем по воде, в любом случае.

Антон Шапарин: Железная дорога? Вы удивитесь, во сколько раз она дороже. У нас с Дальнего Востока автофурами контейнеры доставляют – о чем вы говорите?

Марианна Ожерельева: Вопрос в том, что по воде это идет 30 суток и больше, по железной дороге это может быть 9–14 суток, и там уже зависит от временно́го промежутка.

Антон Шапарин: Да, там...

Марианна Ожерельева: Тогда мы уже цену сверяем.

Антон Шапарин: Понимаете, с запчастями фактор не времени важен, а фактор стоимости доставки. И если эта доставка «мультиплатиновая», как это происходит со всем, что попадает в систему РЖД, то здесь уже сроки не играют роли, люди просто увидят, что логистическая составляющая в этих запчастях стала просто неподъемной.

Марианна Ожерельева: Антон, а вот эти запчасти откуда ехали в большей степени? Хочется понять, все-таки это Старый Свет или вот опять же Китайская Народная Республика? Чтобы понимать, мы же видим, небо закрыто, автомобилистам, как вы говорите, режут шины, – оно откуда ехало больше? Не увидим уже откуда?

Антон Шапарин: Понимаете, автопром, и российский в том числе, – это абсолютно взаимосвязанная вещь. Вот, например, сборочные предприятия Volkswagen в Калуге: запчасти поставляются и из Европы, и из Азии, и из стран СНГ, и из России, и все это приходит в одну точку. Поэтому, конечно, основные поставщики – это европейские компании, потому что у нас всегда была ориентация в большей степени в европейской части России именно на европейские автомобили. За Уралом ситуация другая, там основную роль играют японцы и поставки запчастей из Азиатско-Тихоокеанского региона для этих автомобилей. Поэтому ситуация везде очень разная, нет единой температуры по больнице.

В целом понятно, что проблемы наблюдаются у всех, и для того, чтобы перестроиться на некие новые рельсы, найти новых партнеров, найти новых поставщиков и способы это сюда привезти, но еще важнее застраховать (любая доставка должна быть застрахована), оплатить (у нас с банками все встало насмерть), продумать все вот эти вот огромные на самом деле составляющие – это требует времени, требует месяцев, а мы находимся, что называется, в режиме такого онлайн, когда у нас тут отвалилось, там отвалилось и это как-то нужно исправлять очень оперативно.

К сожалению, оперативно не получается, потому что нет, например, стабильности с курсом. Любой импортер первое, что делает, он смотрит на курс. Если сегодня он один, завтра он другой, то это, во-первых, проблема. Во-вторых, импортер смотрит, а где бы ему валюту добыть, чтобы, собственно, произвести закупку, и как эти валюту передать зарубежным контрагентам. И тут по целому этому пулу проблем наблюдается совершенно абсолютная неясность, вот. И к глубокому сожалению, нам стоит готовиться к тому, что угонщики эту неясность будут корректировать в свою пользу.

Марианна Ожерельева: Звоночек послушаем?

Виталий Млечин: Да. Сейчас конвертируем в свою пользу звонок из Магнитогорска. Борис, здравствуйте, вы в прямом эфире.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте, Борис.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Слушаем вас.

Зритель: Предлагаю действенный метод борьбы с угонами.

Виталий Млечин: Так.

Зритель: Нужно увеличить наказание: угнал – 25 лет тюрьмы, конфискация имущества, – и нормально будет.

Виталий Млечин: Ага, понятно.

Марианна Ожерельева: Радикальная мера.

Антон Шапарин: Знаете, Борис, я вас вот разочарую – у нас даже по гораздо более простым составам, простым и понятным, например по пьянству за рулем, наблюдалось несколько волн ужесточения законодательства, вплоть до уголовного, да, мы реально в разы ужесточили законодательство. Это не привело ни к какому снижению, собственно, количества таких правонарушений. Здесь произойдет ровно то же самое, вы палкой это не исправите. Потому что у нас в ряде случаев, собственно, что-то уходит от ответственности, и все это понимают, в ряде случаев не хватает профильных сотрудников в подразделениях Уголовного розыска, банально кому работать. Если вы посмотрите некомплект, он огромный...

Виталий Млечин: Антон Владимирович, я прошу прощения, сразу несколько сообщений пришло, как по заказу, одинакового содержания: «В Узбекистане за угон дают 10–15 лет, там вообще машины не закрывают».

Антон Шапарин: Ну, смотрите, давать можно сколько угодно, но надо смотреть, как в Узбекистане укомплектованы подразделения, куда в Узбекистане скрывают машины, есть ли в Узбекистане огромная инфраструктура, как в России, по переработке угнанных машин в запчасти, есть ли в Узбекистане возможность эти запчасти оперативнейшим образом продавать... Понимаете, у нас в России в большинстве больших городов времени от угона до превращения автомобиля в набор запчастей считанные, там день-два. У моего одного знакомого значительную часть его немецкого автомобиля разобрали за ночь прямо под окнами, с него поснимали двери и вынули весь салон.

Виталий Млечин: Ха-ха.

Антон Шапарин: О чем мы вообще говорим?

Виталий Млечин: Ничего себе...

Антон Шапарин: Так что, к глубокому сожалению...

Виталий Млечин: А нашли в итоге тех, кто это сделал, или нет?

Антон Шапарин: Нет, не нашли, камер фото- и видеофиксации в этом месте не было, и, собственно, непонятно, как что произошло. Понимаете, это в Москве некоторые вещи решаются проще, потому что у нас и комплектность подразделений МВД повыше, гораздо повыше, чем в регионах, и камер фото- и видеофиксации побольше. Часто, особенно в регионах, оперативные сотрудники таких инструментов просто не имеют, там работать некому, они «зашиты» по полной программе вот такими, я не преувеличиваю, вот такими стопками дел, каждый должен, собственно, каким-то образом «прожевать». И поэтому, безусловно, мы не решим исключительно полицейскими мерами данную ситуацию.

Здесь нужно выбивать экономическую составляющую из-под ног у похитителей. Нужно, во-первых, совершенствовать инструменты контроля за оборотом запчастей, нужно посмотреть, а где вообще, все эти многочисленные разборки, которые, надо сказать, всем хорошо известны, где они берут запчасти, какая у них вообще бухгалтерия, откуда эти запчасти и в каком количестве приезжают. Там можно найти много очень удивительных вещей, я абсолютно в этом уверен, это раз.

Два – нужно наконец-то дождаться стабильности, и бизнес сам удовлетворит спрос. Просто если люди смогут получить запчасти за вменяемые деньги во вменяемые сроки, то они не будут искать бэушные запчасти, и тогда у угонщика не будет экономической мотивации, собственно, заниматься угонами, у него сильно возрастут риски, ему нужно, чтобы быстро произошел оборот этой машины из транспортного средства в набор запчастей. Если этот срок увеличивается, для него непропорционально возрастают, собственно, риски того самого уголовного наказания. А если даже он видит в Уголовном кодексе 30 лет, конфискация, четвертование, да что угодно, – ну он понимает, что у него этой машины через день не будет, и доказать, что она у него когда-то вообще была, никто не сможет, то риски для него минимальны. И поэтому хоть высылка на Международную космическую станцию, без проблем.

Виталий Млечин: Ха-ха.

Марианна Ожерельева: Звоночек, послушаем Андрея, какое у него предложение.

Виталий Млечин: Да, из Челябинска. Андрей, здравствуйте.

Марианна Ожерельева: Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Здравствуйте.

Виталий Млечин: Вы в эфире.

Зритель: Я хотел сказать по поводу автоугонов как бы, что почему бы нельзя на время вот кризиса, собственно, и с поставками запчастей, и военной операции просто, допустим, если Россия снимет таможенные ввозные пошлины на автомобили? Тем самым можно будет просто снизить цену автомобилей, увеличить предложение на нашем рынке, и не будет смысла в автоугонах.

Виталий Млечин: Так, Андрей, там сложность же не в пошлинах...

Марианна Ожерельева: ...а в логистике.

Виталий Млечин: ...а в том, что везти сейчас, вот с этим проблемы. Спасибо.

Антон Шапарин: Расскажу, здесь есть что сказать на эту тему.

Виталий Млечин: Давайте.

Марианна Ожерельева: Да, Антон?

Антон Шапарин: Андрей хорошую тему поднял и разумно мыслит. Он мыслит в сторону того, что если дать людям свободу, возможность везти сюда, то они ввезут, поверьте мне, хоть как. Так, например, происходит в Грузии, где нет пошлин на автомобили, собственно, они туда заезжают без особых сложностей, причем очень быстро этот спрос будет закрыт.

Виталий Млечин: Так.

Антон Шапарин: Сегодня мы как Национальный автомобильный союз отправляем предложение в адрес председателя правительства по поддержке автопрома, и один из пунктов – это отмена пошлин на ввоз запчастей в Российскую Федерацию, раз. Андрей, спешу вас огорчить, правительство не отменит пошлины на ввоз автомобилей, никакие утилизационные сборы и т. д. отменяться не будут, потому что все исходят из необходимости локализации производства. И тактические проблемы, таким образом, снимать не будут тоже.

Третий момент: у нас создан ряд бюрократических структур, которые совершенно никому не нужны. Установка ЭРА ГЛОНАСС, кнопки, стоит уже 100 тысяч рублей на любой ввозимый или продаваемый автомобиль. У нас безумная процедура сертификации: чтобы ввезти любую запчасть, на нее нужно получить сертификат, который стоит, я не преувеличиваю, миллионы рублей часто стоят сертификаты, поэтому, собственно... И эти сертификаты бодро фальсифицируются в других странах Таможенного союза, в Киргизии, Армении и Казахстане, и об этом все прекрасно знают, и эта система существует уже достаточно давно. Мы предлагаем приостановить действие техрегламента 018/21 «О безопасности колесных транспортных средств», которыйэти драконовские правила устанавливает. Мы предлагаем либерализовать действительно целый ряд отраслей, чтобы сюда можно было привезти хотя бы запчасти, быстро, без лишних издержек и по широкой номенклатуре.

Виталий Млечин: Ага. Как вы оцениваете вероятность принятия ваших предложений?

Антон Шапарин: Вы знаете, если правительство всерьез решит поддержать россиян, а здесь речь идет о 46 миллионах автовладельцев, это, считайте, все российские семьи. Если правительство решит поддержать автомобильную промышленность, а каждое рабочее место в автопроме дает шесть рабочих мест в смежных отраслях. Если правительство решит поддержать вот эти сферы, тогда наши предложения, безусловно, будут приняты. Если же будут какие-то другие вот мысли у правительства, то оно, наверное, каким-то другим путем будет двигаться. Но мы полагаем, что максимальная либерализация в данном случае просто необходима.

Виталий Млечин: Ага.

Марианна Ожерельева: Ирина из Краснодара до нас дозвонилась.

Виталий Млечин: Да, успеем.

Марианна Ожерельева: Женский голос услышим.

Виталий Млечин: Меньше минуты у нас осталось. Ирина, здравствуйте, вы в эфире.

Зритель: Добрый день.

У меня вопрос к вашему гостю Антону, если он меня слышит и в курсе. Мы попытались, что называется...

Марианна Ожерельева: Ирина, не пропадайте.

Зритель: Да-да-да, вы меня слышите?

Антон Шапарин: Да.

Марианна Ожерельева: Да.

Виталий Млечин: Ирина, 30 секунд, пожалуйста, очень быстро.

Зритель: Да. Мы приобрели автомобиль и пытались от автоугона застраховаться. Система в электронном варианте нам не дала эти возможности. На следующий день мы приехали к простому страховщику, тоже не получилось. И в результате застраховали только на третий день в конкретной страховой компании. Так про какой угон, вообще про что вы говорите, если ничего невозможно сделать?

Антон Шапарин: Ирина, краткая ситуация...

Виталий Млечин: Да, 15 секунд.

Антон Шапарин: Срочно пишите через сайт Центрального банка жалобы на эти страховые компании, они неминуемо получат заметные штрафы, потому что это волюнтаризм и произвол страховых компаний и только он в данном случае.

Виталий Млечин: Спасибо большое!

Марианна Ожерельева: Спасибо.

Виталий Млечин: Антон Шапарин, вице-президент Национального автомобильного союза, был с нами на прямой связи.

Нам пишут из Ленинградской области: «Наши машины вполне хорошие, зачем нам чужие?»

Марианна Ожерельева: Только детали...

Виталий Млечин: Ну и несколько советов еще. Вот, например, можно уносить аккумулятор на ночь домой, как делали в Советском Союзе.

Марианна Ожерельева: Ты прислушайся, ты же автовладелец, вот тебе варианты развития ситуации.

Виталий Млечин: Надеюсь, очень надеюсь, что не придется.


Прервемся на несколько минут, после новостей вернемся. Оставайтесь с нами.

Избранные посты
Недавние посты
Архив
Поиск по тегам
Мы в соцсетях
  • Facebook Basic Square
  • Twitter Basic Square
  • Google+ Basic Square